Как на самом деле работают все приборы локации без спутников: Что будет, если заработает спутниковый интернет от Илона Маска? — Техника на vc.ru

>

Как улучшить GPS-сигнал на Android-устройстве

Сейчас, наверное, уже и не найти устройства без встроенного GPS-модуля. С развитием цивилизации мы, как «человеки», все больше обязанностей перекладываем на роботов, в частности на зеленых. Теперь уже совсем не обязательно искать на дереве мох (который, к тому же, вечно растет со всех сторон) или с легкостью отыскивать на ночном небе полярную звезду, достаточно запустить на смартфоне приложение для навигации. Впрочем, GPS не только помогает выйти из леса, он вполне востребован ежедневно: начиная от всё той же навигации, но по городу, и заканчивая гео-тегами на фотографиях. Однако случается так, что модуль не работает должным образом. Это может быть связано с проблемами в аппаратной части, тогда пользователю может помочь только сервис, а может – и с настройками системы, в таком случае следует прочитать несколько следующих советов.

Протереть лобовик, постучать по колесу

Начнем, пожалуй, с наиболее «значимых» советов. Что посоветуют в любой техподдержке, независимо от того, с каким устройством у пользователя возникли проблемы? Абсолютно верно, «А вы пробовали выключить и включить?». Перефразируя этот лайфхак, прежде всего, стоит убедиться, что GPS включен: Настройки \ Местоположение \ Использовать GPS.

Тестовый заезд

Чтобы исключить возможность потери работоспособности самого GPS-приемника, стоит воспользоваться одним из специальных приложений, например GPS Essentials. Нажмите в нем на иконку с изображением спутника и приложение наглядно покажет вам, где и сколько спутников наблюдает ваш смартфон и с какими из них держит связь в данный момент.

Если приложение показывает, что вы находитесь вне зоны действия какого-либо спутника, попробуйте выйти из здания или хотя бы подойти к окну. Зачастую советские «противоракетные» дома блокируют не то что сигнал GPS, но и сотовой сети.

Приложение: GPS Essentials
Разработчик: mictale.com
Категория: Путешествия
Версия: 3.2.13
Цена: Бесплатно
Скачать: Google Play

Вправить мозги

Иногда устройство может «зациклиться» на определенных спутниках, даже когда те находятся вне зоны видимости, и это приводит к слабому или и вовсе отсутствующему сигналу.

Чтобы решить эту проблему, стоит попробовать сбросить все GPS-данные на устройстве и начать их сбор с нуля. В этом помогает приложение GPS Status & ToolBox. Для этого нажмите в приложении клавишу «меню», выберите пункт «Инструменты», «управление состояниями A-GPS», а затем нажмите «сбросить». После чего там же нажмите «загрузить».

Приложение: GPS Status & Toolbox
Разработчик: MobiWIA — EclipSim
Категория: Путешествия
Версия: В зависимости от устройства
Цена: Бесплатно
Скачать: Google Play

Калибровка

Одна из возможных неполадок, которая может влиять на точность определения вашего местоположения, – это неправильно откалиброванный компас. В этом случае устройство получает неверные данные об ориентации, что вызывает проблемы при использовании навигационных приложений.

Откалибровать компас как следует можно во все том же GPS Essentials. Для этого запустите приложение, нажмите на иконку с компасом, а затем выполните следующие шаги:

  • выберите гладкую поверхность подальше от электробытовых приборов, чтобы избежать влияния электромагнитных полей, и положите на нее смартфон экраном вверх
  • Медленно и плавно выполните 3 полных круга вращения устройства вокруг каждой из его осей. Направление вращения не имеет значения.

Наглядно процесс продемонстрирован на этом видео:




Ничего не помогает

Некоторые прошивки смартфонов сами по себе не очень хороши в работе с GPS, так что перепрошивка иногда может решить и эту проблему. Но это решение далеко не для каждого, а скорее для увлеченного пользователя, ведь в таком случае предстоит прочитать немало специфических обсуждений, скорее всего не на родном языке, чтобы выбрать для себя оптимальное решение. Всем остальным же, возможно, пришло время просто обновить устройство.

А заменяет ли вам смартфон GPS-навигатор? Или котлеты отдельно, мухи отдельно?

Heart of Chernobyl — открытый мир, транспорт, спутники, 4К разрешение и валюта

STALKER 2 является одной из самых ожидаемых проектов последних лет и после показа трейлера на E3 у сообщества появилось еще больше вопросов. На некоторые из них мы ответили в предварительном обзоре, который вы можете прочитать тут.

Также множество интересных подробностей узнал украинский блогер OLDboi, который недавно опубликовал на своем YouTube-канале интервью с представителями GSC Game World Евгением Базаровым и Максимом Ткаченко, где были раскрыты некоторые важные детали об игре. Мы выбрали и перевели для вас, на наш взгляд, самые интересные вопросы и ответы из видеоролика.

В официальном дискорд сервере сказано, что STALKER 2 — это AAA-сурвайвал шутер с жуткой атмосферой, масштабной нелинейной историей и большим открытым миром. Будет ли в игре прокачка и другие RPG-элементы, например: возможность построить собственную базу, как в выживалках или какие-либо другие кардинальные нововведения в сравнении с прошлыми частями серии?

Это один из тех вопросов, на который ответ не будет ответом, так как тогда нам бы пришлось рассказать о большом количестве игровых механик, на кои мы планируем сделать акцент в будущем. Пока что мы не можем дать точной информации, но пусть твои подписчики не огорчаются, потому что деталей про игру становится все больше и так будет дальше.

Студия заявляет, что размер карты будет более 60-ти квадратных километров, но при этом транспорта не будет. Учитывая размеры локаций предыдущих игр серии, которые были в разы меньше, а во всех больших открытых мирах есть машины или маунты, появляется логичный вопрос: как именно сталкер будет перемещаться по зоне, кроме «своих двух»? Будет ли в игре быстрые перемещения, как Call of Pripyat, где можно было нанимать проводников?

Все так! Зона действительно будет огромной, но чтобы понять и увидеть ее «настоящей», перемещаться нужно пешком. В игре будет механика быстрых перемещений, но как именно она работает, мы пока что не рассказываем. Многие ценят игры серии за атмосферу и живой мир, но это сложно ощутить, если ты скачешь через него на коне-мутанте. Кроме того, машины, геликоптеры или те же кони-мутанты — это просто небезопасно. Перемещаться по этим местам переполненным аномалиями и засадами нужно осторожно: машина может съехать с дороги, конь-мутант может испугаться выстрелов, а с геликоптерами вообще все не так просто. И нет, мы не подтверждаем, что в игре будут кони-мутанты, если кто-то об этом подумал — уточняю на всякий случай.

Недавно в руки фанатов попали «слитые» документы по отмененному STALKER 2 2011 года. В них есть множество наработок, как сюжетных, так и геймплейных, например, игроки могли получить прибор для генерации артефактов из аномалий. Перешли ли какие-либо идеи из данной концепции и получили развитие в «Сердце Чернобыля»? Если это возможно назовите и опишите некоторые из них.

Похожими могут быть лишь классические для серии механики. Мы понимаем желание сообщества узнать про игру, которая разрабатывается сейчас, через аналогии с тем проектом. Однако эта информация им не поможет, так как STALKER 2 — полностью новая игра.

Будет ли в игре система напарников: другие сталкеры, собаки-помощники, дроны и тому подобное. Если да, то что вы можете об этом рассказать?

Нет. Это игра про одиночек и опасность «отовсюду». Как говорил Виктор Сталкерович Кучерявый: «Дружбы в зоне я точно не встречал». В лучшем случае, ты можешь найти временного союзника или путника, но никак не друга на всю жизнь, который не задает вопросов и телепается за тобой повсюду.

В наборах, которые доступны для предзаказа, вы включили дополнительную миссию в Deluxe издании и DLC в Ultimate. Что потеряют игроки, заказавшие обычное издание? Будет ли оно полноценным и будет ли влиять дополнительная миссия за дополнительные деньги на впечатление от игры и особенно от полноты сюжета? Неприятно понимать, что покупая игру полный прайс, ты не получаешь полноценный опыт. Да и не слишком ли рано говорить про DLC?

Обычное издание — это полноценная игра. Ни в коем случае мы ничего не планировали вырезать: дополнительная история у костра, или дополнительная миссия на то и «дополнительные», что они не входят в главную историю. Если бы не было Deluxe и Ultimate изданий, то просто бы не было этих дополнительных вещей. Мы искренне удивляемся, когда люди воспринимают как негатив то, что у нас есть планы на DLC для игры. Разве поддержка игры и дополнительный контент после основной игры — это плохо?

Один из разработчиков говорил, что минимальные системные требования предназначены для 4К игры. Также Захар Бочаров для DTF заявил, что графика будет очень детализированной и проработанной, как в трейлере на E3 и именно поэтому требования такие высокие. Как будет на самом деле?

Ответ, на который сообщество сейчас ссылается на разрешение 4К — это неточная формулировка одного из сотрудников нашего отдела. Там по ответу можно понять, что речь идет о том, что в 4К к можно будет играть вообще. Это не совсем то, о чем был задан вопрос, однако на то она и неточная формулировка. На самом деле, мы еще не говорили, под какие разрешения эти системные требования. На них можно и нужно ориентироваться, но более детальная информация будет позже.

Какая валюта будет в игре? Мне неоднократно писали в комментариях, что будет очень странно, если в украинской игре про украинский Чернобыль от украинского разработчика будут, например, рубли.

Напоминаем, что события игры происходят в параллельной вселенной. История там могла пойти в другом направлении, поэтому искать в ней параллели из сегодняшнего дня неправильно. Кстати, валютой в игре будут купоны.

Также разработчики ответили насчет локализации игры — в STALKER 2 будет возможность выбрать озвучку на английском, русском и украинском языках.

Наука и расследование на телевидении. Премьера фильма «Мёртвый свет»

Фрагмент из документального фильма «Мертвый свет».


Диктор: «Холодной, темной полярной ночью, которой нет конца и края, без огня жизни нет. Если обидишь его – уйдет огонь и больше не вернется. Не на чем будет сварить рыбу, замерзнут все, умрут». Женщина колдует, чтобы сохранить огонь, говорит с духами, чтобы он стал ярче. И если знает она заветные слова, может быть, даже пойдет от костра сияние, и видно будет его со всех концов Земли.


— Бабушка, когда я еще была маленькая, она говорила, что «ты можешь разговаривать с деревьями, с водой, со светом. Но ни в коем случае не разговаривай с северным сиянием – оно тебя может увести».


Диктор: Мужчина, увидев небесный огонь, подойдет к нему, захочет посмотреть на ту женщину, которая развела костер, обнять ее, но нельзя этого делать. Кто подойдет близко к сиянию – тотчас умрет – такова легенда: свет без Солнца – мертвый свет.


Анна Качкаева: Так начинается документальный фильм с мрачноватым и таинственным названием «Мертвый свет», который выйдет в эфир сегодня на канале НТВ в подходящее для такого фильма время – незадолго до полуночи, в 23 часа. В фильме этом есть все, чтобы не искушенный в науке зритель его посмотрел: шаманы, северное сияние, упоминание об опытах таинственного Теслы, о тунгусском метеорите, об искусственном Северном сиянии, «лучах смерти», съемка скрытой камерой, полет в маленькой «Сесне» над таинственными, похожими на инопланетные объекты антенными полями, развернутыми на 13 гектарах на далекой Аляске. Конечно же, есть намек на заговор по сокрытию правды, новое секретное оружие и тайный объект, за которым некоторые герои фильма, и русские, и американцы, видят интерес военных. Рядом с толкователем заговоров и политологом господином Кургиняном в кино есть и уважаемые, серьезные ученые, которые, собственно, и пытаются объяснить, с чем же имеет дело комплекс высокочастотного воздействия на ионосферу Земли под названием HAARP в Америке, что его связывает с похожим комплексом в Суре под Нижним Новгородом, в России, и чем такие исследования могут навредить (или, может быть, помочь) человечеству.

Что же такое, на самом деле, этот самый HAARP, Российский центр в Суре, европейский проект EISCAT в Норвегии, созданный учеными северных стран, Германии, Франции и Японии. В чем их уникальность? Можно ли с их помощью влиять на климат? Каковы перспективы таких исследований? И возможно ли несанкционированное воздействие на атмосферу? И можно ли такое скрытое применение называть геофизическим, климатическим и психотропным оружием?

Сегодня у меня в гостях автор этого фильма, то есть как раз про «Мертвый свет» он и снимал, Алексей Поборцев. Мы с Алексеем периодически встречаемся и разговариваем на темы его документальных фильмов.




Алексей Поборцев

Алексей Поборцев: Но про «Мертвый свет» первый раз.


Анна Качкаева: Первый, да. Раньше – либо про «Голубую кровь»… Что важно, конечно. Я в данном случае не шучу. Важные были темы.

И у меня в гостях ученый, который, в общем, прояснит и должен пролить свет на этот свет, директор Института динамики геосфер Российской Академии наук, профессор Юлий Зецер.

Сейчас мы, конечно, введем вас, уважаемые слушатели, в курс дела, потому что ясно, что с самого начала понять про это про все сложно. А вы потом можете задавать вопросы моим гостям, прежде всего, или реагировать, и в общем, отвечать, как вам кажется, возможно ли по телевизору внятно рассказать все, готовы ли вы понять и будет ли вам интересно.

Алексей, не изумляйтесь. Мы просто посмотрим, проверим – будет или не будет.


Алексей Поборцев: Я просто думаю, что это подтолкнет уважаемых слушателей и зрителей…


Анна Качкаева: Посмотреть.


Алексей Поборцев: …не просто посмотреть, а потом, может быть, еще почитать про это и подумать, проанализировать.


Анна Качкаева: Вот это возможно. И я сначала хочу, чтобы Юлий нам объяснил, вот что это такое и почему вокруг этого столько таинственности, скандалов. Потому что они есть и в мире, и в стране происходили, и дискуссии в 2004 году в Думе даже были. И как на это реагировать.




Юлий Зецер

Юлий Зецер: Спасибо. Я, к сожалению, полный свет на этот свет пролить не могу по нескольким причинам. Во-первых, потому что не очень много времени. Во-вторых, потому что это настолько многообразный эффект, что на нем работают специалисты самых разных специальностей, и всех их надо слушать.

Но, тем не менее, вот что я могу сказать вам вкратце. Это уникальный инструмент, который занимается активным воздействием на ионосферу. Активное воздействие на ионосферу – это метод исследования, когда вы с помощью какого-то определенного, заранее заданного воздействия можете по реакции ионосферы судить о ее свойствах. Это на сегодняшний день самый мощный прибор, оснащенный совершенно замечательными, хорошими и дорогими измерительными средствами. И конечно, его можно использовать, и его используют и для физических, и для геофизических измерений. И по всей видимости, там обрабатывают какие-то новые технологические вещи. Активные эксперименты давно проводятся. В частности, в нашей стране, вы упоминали, и там будет упомянут, насколько я знаю, стенд «Сура». На самом-то деле, он был одним из первых стендов такого типа. И очень многие принципиальные физические исследования, физические результаты были получены на этом стенде. Ну, потом, как, к сожалению, у нас в последнее время случилось, приборостроение и техника не поддерживались, и он пришел, так сказать… уже работает не в той мощности, в которой он мог бы работать. Но эти ученые, которые это открыли, к счастью, в своей массе еще работают, и они могут принести большой эффект.


Анна Качкаева: А вот давайте с Северным сиянием разберемся. Значит, расшифровывается HAARP – как активная, высокочастотная программа исследований Северного сияния. Ее «крестным отцом» считается американский ученый Бернард Истлунд, который получил патент на эту пушку, видимо, которая ионосферу бомбардирует. Тогда же была, как я понимаю, в 1990-ые годы еще, озвучена идея забирания энергии от Северного сияния, которую, как я вычитала, обнародовал не астрофизик, а губернатор Аляски, который был известен как лоббист и большой пиарщик. И окончательно HAARP был достроен уже в 2007 году. А это, действительно, имеет отношение к Северному сиянию?


Юлий Зецер: Я вам могу сказать, что я вот таких подробностей, которые вы мне рассказали, я, к сожалению, не знаю. Я с более научной точки зрения знаю этот вопрос. Ситуация состоит в следующем. Северное сияние – это просто некое свечение, которое происходит в авроральной зоне, где-то выше 65 градусов северной широты, при магнитных бурях и за счет инжекции электронов в эту самую часть.


Анна Качкаева: Вот если просто…


Юлий Зецер: Представьте себе, вы разогреваете эту часть ионосферы с помощью электромагнитных волн высокочастотного диапазона, просто разогреваете. Но вот так оказалось, что ионосфера, она дама очень чувствительная, очень капризная, и даже не очень большая плотность потока энергии, доставленная туда, а это на уровне того, что у вас есть около сотового телефона наверху, она возбуждает, соответственно, ионосферу – и происходит (я не буду перечислять) много всяких эффектов, в том числе и свечение. Ну, поскольку, я так думаю, это расположено в авроральной зоне, то это и названо авроральным свечением. Я более подробно, извините, не буду объяснять. А лучше посмотрите фильм – там, наверное, все это рассказано.


Анна Качкаева: Сейчас я спрошу и Алексея. Там про это как раз тоже уже не будут рассказывать, потому что там рассказывают много чего другого, чего легче усваивать, конечно.


Юлий Зецер: А теперь про страхи. Я хочу сказать насчет страхов. К сожалению, наши американские коллеги вольно или невольно этому способствуют. Потому что если вы, например, сравните два стенда – EISCAT, который вы упоминали, в Норвегии и тот же самый HAARP – если на EISCAT, вы можете прочитать в Интернете, расписание, научные программы, частоты, на которых происходит излучение, то наши американские коллеги объявили о том, что это мощный стенд, и это понятно, самый мощный, о том, что там вокруг стоит прекрасная измерительная система. Более того, там работают прекрасные физики и геофизики, о которых мы знаем. Но, к сожалению, расписания нет, труды их появляются, но довольно поздно, пробиться туда на «экскурсию», условно говоря…


Анна Качкаева: Я не поленилась. Сообщаю слушателям, что каждый желающий может забраться на сайт. Но на сайте есть картинки и есть упоминание, что это так, есть фотографии антенных полей, даже есть фотографии внутреннего стенда или экранов, где, видимо, наблюдают за всем этим. Но больше ничего – ни имен, ни расписаний… То есть общий адрес, и дан e — mail для задавания технических вопросов.


Юлий Зецер: Вот если вы позволите сравнить, вот у вас есть СВЧ-печка, вам показали ее снаружи и сказали: «Вот СВЧ-печка, у которой (предположим) 1,2 киловатт мощности», — и все. Ни как она жарит, ни ее режимы, ни даже попробовать курицу сварить вам не дают. Но говорят: «А вообще это очень здорово!».


Анна Качкаева: Сейчас мы Алексею зададим вопрос, потому что он у нас там со скрытой камерой ходил…


Алексей Поборцев: Камера была не скрытая, на самом деле.


Анна Качкаева: А из-под машины-то – разве это не скрытая камера?


Алексей Поборцев: Они видели, что мы их снимаем.


Анна Качкаева: Ну, хорошо. Значит, не скрытая…


Алексей Поборцев: Это, скажем так, полускрытая.


Анна Качкаева: В общем, сейчас мы будем уже задавать вопросы Алексею. Алексей, тогда вы мне скажите, доехав до этого… Собственно, почему вы этой темой заинтересовались?


Алексей Поборцев: Я начну чуть-чуть издалека, но зато будет очень понятно. Не только американские ученые, но и наши, русские, советские ученые, они очень много приложили к тому, чтобы эта тема обросла таким ореолом. Например, когда мы приехали на уважаемый стенд «Сура», а он известен в научном мире, то нам там рассказали, что, действительно, ведь всегда люди, которые давали деньги, в том числе и военные, на какие-то разработки, они добивались от ученых каких-то прикладных вещей. И нам на полном серьезе рассказали такую историю. Может быть, уважаемый профессор меня поправит. Относительно того, что ведь, действительно, хотели вызвать… на полном серьезе построили под Москвой такой же стенд, и рассматривалась на полном серьезе ситуация, что с помощью него можно сэкономить на вечернем освещении нашей столицы. То есть как по мановению волшебной палочки мы включаем это «Северное сияние» – и оно освещает. И это те вещи, о которых говорит человек, в общем-то, с диссертацией. Ну, потом, правда, поняли, слава Богу, а это было достаточно давно, что эта идея достаточно сложная.


Анна Качкаева: Но меня-то этот человек порадовал тем, что он сохранил хоть что-то от этого железа. Он с берданкой ходил и спасал от «охотников за металлами».


Алексей Поборцев: Понимаете, это было давно. А потом уже ученые, видимо, поняли, что это более сложные процессы, и что можно с помощью них добиться чего-то. А американцы вообще продолжают подыгрывать. Что такое HAARP, если мы посмотрим на него с точки зрения финансирования и того, к чему он принадлежит. Это одновременно объект ВВС и ВМФ США. Он находится не просто на Аляске, а в той части Аляски, до которой обычно даже охотники-то летом не доезжают. То есть Гакон — это местечко малонаселенное. Чтобы туда проехать, надо… Так случилось, что я уже пару раз был на Аляске. Это очень интересный край. Кстати, он очень интересен тем, что там огромное количество всяких военных баз находится, ну, так исторически сложилось. И он запрятан так, что там никаких объявлений… Ну, естественно. Это просто пятно, можно сказать, белое на карте. И чтобы его найти… Ну, американцы, они разговорчивые, с ними поговорили, подъехали. Надо сказать слушателям, что мы не с бухты-барахты туда отправились. Мы вступили в контакты с Пентагоном, мы вступили в контакты, как мы обычно это делаем, когда это официально, с посольством и все остальное.


Анна Качкаева: Ну, естественно.


Алексей Поборцев: И мы даже получили некие, так скажем, уверения, что нас там вроде бы как ждут. Но сказали, что «все-таки еще пока…». В общем, нам предложили рискнуть, я не буду говорить кто. И когда мы туда приехали, то мы увидели, что… Уже в Москве цвели тюльпаны вовсю, а там высота достаточно… через перевал мы переезжали, в общем, там был снег и снежные заносы, бураны, в общем, сибирская картинка типичная. Подъезжаем – проволока, два ряда колючей проволоки, надпись, что ничего здесь делать нельзя – ни фотографировать, ничего. Поэтому мы, собственно говоря, камеру немножко убрали, но она была включена. Мы поняли, что нас все сразу видят, потому что там четыре камеры наблюдения сразу, двойной забор, как в тюрьме, открывается, пропускают…


Анна Качкаева: А кто к вам вышел-то в результате?


Алексей Поборцев: В результате мы сначала поговорили с официальным лицом. Девушка очень удивилась: кто мы такие, что мы Служба новостей телеканала НТВ – мы так представились. Она сказала: «Я о вас что-то слышала. Сейчас переключаю». На кого-то переключили. А потом вышел человек и сказал: «Вы знаете, в общем, окончательного разрешения на съемку не получено». После этого выезжает ученый, который начинает на языке, наверное, немножко сниженном ругать этих американских военных, которые здесь напускают много чего, чего бы не стоило напускать. И начинает рассказывать, что сюда приглашают иностранцев. После уточнения, куда – сюда, выясняется, что приглашают в разные города на Аляске, но только не сюда. И в конце концов, он говорит: «У вас есть способ. Но вы сами догадайтесь, как можно».


Анна Качкаева: Взлететь, короче говоря.


Алексей Поборцев: Но он этого не говорил.


Анна Качкаева: Слушайте, раз можно взлетать… Представьте, где-нибудь над нашим военным объектом полетать на «Сесне» — тоже…


Алексей Поборцев: Если вы зайдете на сайт, то там написано, что летать над ним строго запрещено. Мы заходили и читали. Но ведь журналисты, они люди такие… В конце концов, сбивать-то они нас не будут, наверное.


Анна Качкаева: Ну и не сбили – мы кадры видим сверху в фильме.


Алексей Поборцев: Мы уже все выдаем заранее. Ну, хорошо.

А дальше мы пошли искать какого-то летчика. Была нелетная погода. Летчик сказал: «Да, мне тоже не нравятся здесь эти военные. Здесь вообще у них чего-то светится». И всякие рассказы начались.


Анна Качкаева: Ну, это естественно. Нормальные люди всегда с недоверием относятся… и неважно, на каком конце они шарика, с недоверием относятся к любым военным.


Алексей Поборцев: Самое интересное, что этот пилот сказал: «А, вы русские. Вот русским-то это надо знать. Полетели». Он даже с нас взял сумму, по меркам Москвы…


Анна Качкаева: Вот не патриот-то американский!


Алексей Поборцев: …150 долларов – и все. Это такая лирическая часть.


Анна Качкаева: Хорошо. Алексей, кажется, что мы ввели в курс дела. Ведь смотрите, дискуссия в 2004 году была в Думе, и для меня понятно, что это была какая-то кампания. Ведь даже обращение в ООН приняли, какое-то обращение к президенту. А потом все это тихо сошло на нет и вроде как рассосалось. А вы делаете вдруг фильм через четыре года. Почему?


Алексей Поборцев: А это очень просто. На самом деле, мне об этом объекте сказали сами американцы. Я совершенно не знал ни про дискуссии, ни про что вообще. Я находился на базе ВВС Форт-Грили, это противоракетный комплекс. И я удивился, что мне достаточно свободно дают снимать и шахты, где стоят противоракеты, и сами эти противоракеты. И после этого (ну, я не могу фамилии называть) один из офицеров сказал: «У нас – это все ерунда. А вот в 120 милях, там настоящий секрет. Но туда вас не пустят». Может быть, они сами заманивали, я не в курсе вообще.


Анна Качкаева: Юрий, а там, действительно, по вашему мнению, такие секреты? Потому что вот судя по тому, что Алексей говорит про Суру… то есть большой исследовательский объект. Что это такое? Начиналось это, конечно, как любая технология, наверное, с интереса военных. А сейчас-то что мы в результате имеем? Для чего это все?


Юлий Зецер: Вы знаете, в части секрета или не секрета, я не знаю. Наверное, надо в Пентагон обращаться. А я, например, знаю, насколько пишут везде, что американское правительство оберегает очень свои технологические секреты. Может быть, учитывая то, что это передовой в технологическом плане, безусловно, объект, поэтому они просто не хотят никого пускать. Хотя я не знаю.


Анна Качкаева: Но опять же там вроде бы написано, что разрешают иностранным ученым там поработать с оборудованием. А вы, например, не пробовали?


Юлий Зецер: Все дело в том, что совсем недавно предприняла попытку группа наших ученых туда поехать. Мы связались с ними. Но оказалось, что не получилось. Они говорят: «Давайте осенью». Но не то что нас с открытыми объятьями туда пустили. Хотя, безусловно, это очень интересный объект. Ну, не в смысле того, что объект секретный, а в смысле – инструмент научного исследования. Который, конечно, вследствие того, что он новый, можно повернуть и так, и так. И конечно, было бы интересно там поработать.


Анна Качкаева: И так, и так – как? В пользу человечества и влияния на климат, и манипулирования погодой или во вред человечеству?


Юлий Зецер: Вы знаете, пока о вреде человечеству, я думаю, слишком сильно говорить. Но все дело в том, что, как вы понимаете и как вы знаете из истории, все создается из научных исследований. А научные исследования, как вы понимаете, можно направить во благо и во вред. Если говорить про данные конкретные объекты, то там вреда человечеству я особо не вижу. Даже по тем рекордным параметрам, которые есть. Ну а дальше надо исследовать. Я вам еще раз хочу сказать, что исследования там находятся не на завершающей стадии, по крайней мере – научной. Есть целый ряд геофизических глобальных эффектов, которые распространяются по всему миру, которые предстоит еще узнать. Подступы к нему нащупываются, я повторяю, и нашими учеными. Вот кто хочет про этот свет узнать, о котором Андрей говорил, можно прочитать статью академика Гуревича о последних успехах физических наук. Он там все об этом пишет. И действительно, хотели, но не получилось в силу чисто физических ограничений – не знали физику тогда. Но это было – осветить Москву за счет мощной радиостанции.


Алексей Поборцев: Анна, у вас есть уникальная возможность. Вы спросите напрямую уважаемого профессора, какие есть возможности на сегодняшний день у HAARP. И он вам расскажет. Это же уникальная вещь. Мы в кино рассмотрели только некоторые вещи, которые, может быть, простите, самые «желтые» и те, которые задевают публику. Но ведь это еще прекрасный объект и дальней связи, и много чего интересного, и связи военной.


Анна Качкаева: Сейчас мы об этом обязательно поговорим – и о климатических возможностях, о чем и «желтые», и не «желтые» говорят по поводу психотропного оружия, некоего влияния и прочих историй, которые, собственно, описаны во многих книгах. И может быть, это как раз инструментарий-то близкий в таком контексте.

Юлий, давайте уже тогда тоже на доступном языке попробуем объяснить, что HAARP может, и собственно, чего ученые ищут с помощью него, на что рассчитывают.


Юлий Зецер: Я заранее прощу прощения, я, может быть, не на все вопросы отвечу в силу того, что меня учили, что «отвечай на то, что хорошо знаешь». Поэтому я просто буду говорить то, что я знаю. Я еще раз повторяю, что это исследовательский стенд, обладающий большими возможностями. И с точки зрения физики (а не техники) там есть два диапазона исследований. Первый – это воздействие волн на ионосферу, на высотах, предположим, от 70 до 250 километров. Громадное количество эффектов было открыто, и очень интересных, которые я сейчас даже не буду перечислять. Ну, в частности, один эффект, который используется, — это генерация электромагнитных колебаний, то есть электромагнитных волн. А дальше идут геофизические эффекты, которые отвечают за распространение…


Анна Качкаева: А что они конкретно для людей…


Юлий Зецер: Я вам сейчас и скажу, что они могут конкретно для людей. Например, конкретно они могут для людей организовать связь на очень большие расстояния, во-первых. В частности, эти радиоволны… Ну, пусть ученые меня извинят, я буду просто…


Анна Качкаева: Да, ученые вас точно извинят.


Алексей Поборцев: Связь без спутников.


Юлий Зецер: Они могут организовать связь на сопряженную точку, то есть точку, где магнитная силовая линия входит в землю, второй ее конец, и они могут организовать передачу информации. И это экспериментально проверено. Американские коллеги… в сопряженные от HAARP точки, у них есть буй специальный, который занимался этим, корабль, где они принимали это сообщение.

Второе. Они могут передать на значительное расстояние сообщения, например, в килогерцовом диапазоне. Последняя информация (карта у нас есть) была в печати опубликована. На расстоянии 4 тысячи 400 километров была получена информация о двух частотах – на 500 герц и на килогерцы. Это тоже, в общем-то, не надо строить никаких очень больших антенн, которые предполагаются для этого диапазона частот, и вы получите эту информацию. Это принципиально. Конечно, нужны способы передачи и так далее.

Третье. Вот низкочастотные колебания, которые вы упоминали. Дело все в том, что низкочастотные колебания, они, во-первых, распространяются практически без затухания по всему Земному шару. То есть вы можете очень далеко связываться с ними. Во-вторых, они проникают и в проводящие среды – под землю и под воду.


Анна Качкаева: Для военных целей, например, подлодки.


Юлий Зецер: Я не буду говорить о военных целях, потому что это не моя епархия, об этом надо спросить у военных. Но если, предположим, вы проводите наблюдения дна океана на каких-то не очень больших глубинах, то вы можете связываться прямо непосредственно…


Анна Качкаева: Хорошо. А можно я уточню? Опять популистский, наверное, вопрос. Вот детективные романы Марининой, если вы помните, якобы был такой в одном из романов центр, где что-то такое облучали чем-то подобным, радиоволнами, и в этом районе увеличивалась преступность или люди были полузомбированными. И вот эти разговоры про то, что это действует на армию противника или на мозги людей, в этом есть хоть какой-то смысл?


Юлий Зецер: В отличие от уважаемого автора, я не могу так глобально мыслить.


Анна Качкаева: Ну, она – детективщик…


Юлий Зецер: И я, как человек более старшего, чем вы, поколения, лучше бы вспомнил профессора Беляева.


Анна Качкаева: Да, конечно.


Юлий Зецер: Который является родоначальником этого. А откуда все это идет? Совершенно точно и медицински известно о том, что низкочастотные колебания в диапазоне от 1 до 10 герц оказывают влияние на психику человека и на сердечно-сосудистую систему. Это все, что мне известно. Я так понимаю, что обычно, когда вы говорите про более конкретные вещи, надо задать себе дополнительные вопросы: какая интенсивность и какой режим? И так далее. Я ответа на этот вопрос не знаю. Но теоретически, предположительно… я не знаю, можно ли армию, как вы сказали, построить или не построить, но то, что эти частоты изучаются нашими медиками, это открытая информация.


Анна Качкаева: А теперь с климатом. Потому что, как я понимаю, есть и среди американских ученых со степенями и вполне уважаемых, и среди наших ученых, которые есть в фильме у Алексея, которые говорят о том, что, в общем, это страшненькая история, если погодой можно манипулировать.


Юлий Зецер: Я фильм не смотрел, извините, и не знаю.


Анна Качкаева: Но вы себя там увидите сегодня вечером.


Юлий Зецер: Но могу вам сказать, что мощностей HAARP данного, конкретного, ну, точно не хватит на изменение климата. Изменение климата – это очень высокоэнергетический процесс. Чтобы изменить климат, надо затратить большое количество энергии, совершенно несравнимое с HAARP.


Анна Качкаева: Вот в фильме фигурирует тунгусский метеорит и упоминание Теслы.


Юлий Зецер: Вот тунгусский метеорит… я рекламу не буду делать, но недавно наш институт провел конференцию, которая называлась «100 лет тунгусскому феномену». Мы в этом деле хорошо разобрались. Поэтому это тоже несколько другая епархия. Я так думаю, что, опять же говоря о положительных и отрицательных последствиях, данный прибор (или инструмент) испортить климат не может, и это совершенно точно, и погоду, думаю, тоже.


Анна Качкаева: То есть, Юлий, вы можете сказать, что эксперименты в этой сфере, где бы они ни проводились – в Америке, в Европе или у нас… Хотя у нас, видимо, с деньгами проблема, поэтому они не проводятся в должной мере, как я это поняла из фильма.


Юлий Зецер: В какой хотелось бы.


Анна Качкаева: Они не наносят ущерба ионосфере, вот этой капризной даме, про которую… Или все-таки есть проблемы?


Юлий Зецер: Нет, они не наносят ущерба ионосфере. И вообще, даже надо сильно постараться, чтобы нанести… и направленно действовать. Но в данной стадии ситуация такая, что надо еще понять, как надо действовать, чтобы нанести вред. Я вам еще раз говорю о том, что идет относительно начальная стадия исследований. И конечно, везет нашим коллегам, что у них есть такой инструмент, а мы только ходим и облизываемся.


Анна Качкаева: А правильно ли я понимаю… Значит, в общем, он хорош, если он как-то будет задействован и в науке, и в народном хозяйстве, как раньше было принято говорить, хорош для всяких вещей, связанных со связью. А еще с чем?


Юлий Зецер: Хорош или плох – это вопрос того, как его применять. Научные работники исследуют принципы и причины. А применение – это уже политики и прочие организаторы. Это же было всю жизнь…


Анна Качкаева: А военные, значит, все время маячат. Вы хоть их и не упоминаете, но все время маячат. Хорошо. Если в штатских вещах, связь и еще что?


Юлий Зецер: Ну, связь можно наладить, а можно испортить.


Анна Качкаева: А помимо связи, еще что? В какой сфере?


Юлий Зецер: Я больше не знаю. HAARP пока в силу своей мощности, я думаю, ничего особенного натворить не может.


Анна Качкаева: Алексей, пожалуйста.


Алексей Поборцев: Есть такое ощущение, что HAARP – это, действительно, механизм для изучения ионосферы, и такой механизм, на котором отрабатываются технологии. Вот сейчас, простите меня, на этом стенде они будут отработаны. И возможно, впоследствии их можно использовать как во вред, так и во благо. И американцы, они же очень практичные люди. Вот отработают это все, а после этого у них получится (или не получится) какой-то выход. Возможно, это будут просто какие-то новые технологии. А возможно, построят, допустим, четыре каких-то HAARP, которые уже будут не научными, а допустим, чисто военными. И все-таки им удастся то, к чему они стремятся, — вызвать искусственное полярное сияние или суббурю. И они не скрывают, собственно говоря, они хотят это получить. И все ученые об этом только и пишут, что «да, получилось у вас или нет». И если они этого добьются, то тогда можно будет, как правильно здесь говорилось, не только устанавливать связь в каком-то районе, но и портить ее. Может быть, не только передавать какие-то сообщения на подводные лодки, допустим, а можно будет совершенно спокойно вывести все электромагнитные приборы, допустим, где-нибудь у нас на Севере, на Кольском полуострове. Как уже в 1989 году случилось в силу того, что это произошло естественным путем. Кстати, после этого начались очень сильные интересы военных. И у нас тоже на эту тему работали люди.

А что касается академика Летникова и других, которые говорят, что можно зомбировать… Понимаете, я просто общался со многими учеными, и не все они, кстати, попали в эфир, если серьезно, то этого всем очень хочется и все на эту тему работают, но до сих пор они не смогли…


Анна Качкаева: Хотят найти универсальный инструмент.


Алексей Поборцев: И слава Богу, у них это не получается. Один даже признался, что «да, мы можем, но мы же не на себя это направим, мы не можем пока передать». Ну, в силу каких-то физических особенностей. «Вот я работал, этим занимался. Но все, что у нас получилось, — это только над собой и на самих себя».


Анна Качкаева: Юрий, но опять возникает вопрос этики большого ученого. Ну, все, кто создавал от водородных до прочих бомб, да, они вроде работали на науку, но чем это в результате заканчивается. Это из этого ряда вопрос?


Юлий Зецер: Из этого.


Анна Качкаева: То есть степень, перспектива и масштаб этого исследования и его возможностей может, в принципе, быть сопоставимой?


Юлий Зецер: При определенной доле фантазии. Нет, энергетически это пока несопоставимо. Но при определенной доле фантазии, если ставить принципиально вопрос, ну да. Вы же прекрасно знаете, что есть атомные электростанции, которые приносят, так сказать, пользу, а особенно тем странам, где нет сырьевой базы. А есть оружие, которое пользу не приносит. Но это опять же, я уже говорил, вопросы этики, скорее, чем исследований. В данный момент вопрос стоит именно об исследованиях. И могу сказать, что, конечно, мы слегка завидуем, ну, хорошей завистью, что у американских коллег есть возможность исследований, а у нас таких возможностей нет.


Анна Качкаева: Ну, может быть, все-таки как-то договоритесь и как-то пустят… А к европейцам вы не ездили?


Юлий Зецер: Европейцы, кстати сказать, более открыты к этому делу. Но там нужны такие деньги, которых пока у нашей науки нет. Пожалуйста, вы можете на EISCAT в Тромсё… Я не помню, сколько денег. Около 600 тысяч долларов что ли там взнос. И вы можете проводить свои эксперименты.


Анна Качкаева: Но в американской прессе тоже написано, администрация HAARP говорит о том, что университеты американские по две-три недели могут проводить испытания там. Ну, наверное, в аренду сдают какое-то оборудование.


Юлий Зецер: Нет. Насколько я знаю (опять же это по слухам), там есть студенты, предположим, аляскинского университета, у которых есть лабораторные работы, которым дают четыре часа в день, которые могут там работать. Вот, собственно, и все. Ну, студенты – это студенты, а зрелые ученые – это зрелые ученые.


Анна Качкаева: Понятно.


Алексей Поборцев: Кстати, это одна из причин, которая меня впоследствии и побудила… то есть то, что мы правильное дело делаем. После того как я побывал на Суре, увидел, в каком обветшалом и ужасном состоянии находится все наше оборудование… То есть такое ощущение, что вы оказываетесь в лесу, обычный лес, там сосны уже выросли большие. И вдруг, если камеру поставить на крышу одного из зданий (там есть еще двухэтажные здания), то тогда вы понимаете… если более общий план взять, то тогда вы понимаете, что это не лес, что это 9 гектаров антенного поля. И такое ощущение, что оно существует за счет подвижников. То есть люди спасали… человек с ученой степенью (он больше похож на завхоза вообще в кино, но тем не менее), он с берданкой и, простите, с топором оберегал это в суровые годы, когда охотились за цветными металлами. Потому что там большое количество меди висит на этих растяжках.

То есть, грубо говоря, ведь, возможно, даже если мы, может быть, чуть-чуть более подробно остановились и дали слово тем ученым, которые говорят, что, допустим, это все очень опасно и какие-то погодные аномалии возникают, нас, как говорится, может быть, и простят. Но я думаю, что просто обратят внимание на то, что эту область науки нельзя оставлять без внимания. Нельзя получить какую-то сиюминутную отдачу, это невозможно. Нужно в это вкладывать. А если вы не будете вкладывать, то потом уже и уважаемый профессор, и другие люди будут просто догадываться: «Вот они там что-то делают. Возможно, они это делают так». Лет через 20 мы просто будем строить догадки: «А что они там делают? А хорошо это или плохо?». Позвать журналиста в студию, он скажет: «Да, это хорошо». А позвать другого специалиста… Ну это же нереально. Если не вкладывать в это деньги, ну, так и будем смотреть фильм «Гиперболоид инженера Гарина».


Анна Качкаева: Слушайте, это замечательно, что мы на американской станции обращаемся к российской науке и к российскому правительству, чтобы они вообще не забыли вкладывать вот в эту область…


Юлий Зецер: Маленькая реплика, если можно, чтобы не получилось из слов Алексея, что Сура находится в таком бедственном положении. Я хочу как раз ударение сделать на его слове «подвижничество». Это, действительно, небольшой коллектив ученых, которые до сих пор проводят там эксперименты, причем эксперименты мирового уровня, работают в совершенно несопоставимых условиях, в которых работают американские ученые.


Анна Качкаева: Это удивительно, всю жизнь в России как-то все на подвижниках…


Юлий Зецер: И одно слово я хочу добавить. Вы говорите, что не только смотреть будем, как делают американские ученые, но еще и верить им на слово.


Анна Качкаева: А вы рассчитываете, что у общественности научной, у нее есть интерес к этому разговору? Вообще, кроме вас, кто-нибудь этим еще занимается?


Юлий Зецер: Да, безусловно.


Анна Качкаева: Это большая тема?


Юлий Зецер: Безусловно, интерес есть. Но все же сейчас, насколько я понимаю, государство повернулось лицом к науке. Но все равно за эти годы накопилось столько проблем, что если вы спросите каждого конкретного ученого, то он назовет какое-то количество проблем, которые надо сделать прежде всего. И поэтому здесь уже какая-то нужна кумулятивная воля для того, чтобы делать это, строить ли новый стенд, строить ли новый ускоритель и так далее, и тому подобное.


Анна Качкаева: Давайте послушаем Александра из Москвы. Здравствуйте.


Слушатель: Добрый день. Мне кажется, что чуть-чуть вы жути сегодня нагнали в эфире. Наверное, то же самое будет и по телевидению. Все, что проводят американцы, на самом деле, это давно уже было сделано и имеет практическое применение в России. Не буду касаться высокочастотных излучений – на этом, как говорится, «секретка» еще, а вот низкочастотные излучения… Мы единственная страна, где можно в магазине купить прибор электромагнитной, квантовой терапии, который занимается не только лечением, но и внушением. Там можно внушить любые эмоции.


Анна Качкаева: А что это такое?


Слушатель: А вот зайдите в магазины «Медтехника»…


Анна Качкаева: Нет, мы их рекламировать не будем. Но вы убеждены в том, что это действительно так?


Слушатель: Да не убежден, а например, это уже действует 10 лет. И многие иностранцы, которые к нам приезжают, они покупают эти приборы. Они имеют эффективность. У американцев на сегодняшний день их просто-напросто нет. Мы, как всегда, изобрели некое чудо, и пока не можем, как говорится, пользоваться этим, потому что, да, у нас и рекламы нет…


Анна Качкаева: То есть пока это у нас лечит, но вы уверяете, что оно внушает. Это что такое?


Слушатель: Ну, 2 тысячи программ, например, в маленьком приборчике, который на сегодняшний день может лечить, во всяком случае, ваши депрессивные и прочие состояния. И это уже то, что является отходом того, чем наши ученые занимались на протяжении 20 лет. А то, что в области сверхвысокочастотных… я не думаю, что для вашего журналиста секретом является программа так называемого «нелетального оружия», которая финансируется Конгрессом США. Именно по этой программе идет финансирование этих научных работ. И они являются частью, конечно, программ Пентагона. И рассказывать сказки о том, что это элементы научных исследований в институтах народного хозяйства США, было бы, на мой взгляд, неправильным. Да, у нас на сегодняшний день нет таких денег, мы такие программы свернули. Но наши заделы примерно лет на 15 больше, чем у американцев.


Анна Качкаева: Александр, а вы, наверное, физик, вы имеете к этому отношение, да?


Слушатель: Нет, я не физик, я разведчик. Я имею к этому делу отношение. И могу сказать, дорогие граждане нашей страны, мы, как всегда, как Кулибин, подковали блоху. Спасибо.


Анна Качкаева: Замечательно!


Алексей Поборцев: 15 лет еще можем не бояться.


Анна Качкаева: Но вот у Юлия нет такого ощущения, что… Дело не в боязни опять же, а дело в науке, как я понимаю. А вы вот верите в то, что…


Юлий Зецер: Знаете, наука, она как спортсмен, если год не тренируется, то теряет форму. Я не буду комментировать этот прибор, я его просто не знаю.


Анна Качкаева: Я тоже не очень понимаю, что это.


Юлий Зецер: И много вопросов у меня к уважаемому радиослушателю, который позвонил. Но тема нашего разговора сегодня не касается… Она касается действия не на человека, а на ионосферу. Поэтому я бы не хотел комментировать это.


Анна Качкаева: Правильно, ученые не хотят комментировать, но это всплывает. «Таинственный ученый Тесла имеет ли к этому прибору какое-нибудь отношение?», — спрашивает вас Олег.


Юлий Зецер: Я могу вам сказать. Дело все в том, что, действительно, в Америке считается, что Тесла является родоначальником этого самого дела. Но вообще-то говоря, извините за мелкие подробности, в этом самом взаимодействии волны с диапазоном используется волна излучения так называемая, то, что Тесла называл «волной Герца». Он в своих исследованиях волну Герца давил. Я его статью читал. И его как раз интересовало ближнее поле для того, чтобы вызывать эффекты вблизи источника. А это эффекты вдали источника. Но, тем не менее, как пишут историки, он написал какую-то статью, что у него какое-то изобретение есть «лучей смерти» и так далее, никто ее не видел. Но, может быть, исходя из этого, и вообще того, что Тесла гениальный изобретатель, тут ему не откажешь по тому, что он сделал, может быть, от этого он и считается. Но то, что родоначальником HAARP является не Тесла, это точно совершенно. Он к этому времени умер давно уже.


Анна Качкаева: Ну да, у него есть конкретные, в общем, имена. Там есть какой-то греческий ученый…


Алексей Поборцев: Дэнис Попандопулос.


Анна Качкаева: Да-да. И вот этот Бернард Истлунд, который получил патент, как я понимаю.

Вопросы. «Американцы разрабатывали тектоническое, климатическое и психотропное оружие, используя генераторы во всех известных и неизвестных диапазонах». Ну, диапазоны, по-моему, известны. Разве есть еще какие-то неизвестные? Есть неизвестные? «Исследования не прекращались. В СССР они были свернуты в результате. Что вам сейчас известно насчет американцев?», — Владимир из города Люберцы спрашивает.


Юлий Зецер: Вот насчет перечисленных видов оружия мне ничего неизвестно. Мы сейчас говорим про действие электромагнитного излучения на ионосферу. Поэтому, как я уже вначале сказал, прошу прощения, я не могу ответить в силу незнания.


Анна Качкаева: «А нет ли аналогии между данными на этих стендах и устройствами древних пирамид?», — спрашивает Владимир из Воронежа.


Юлий Зецер: А о каких данных идет речь?


Анна Качкаева: Трудно сказать… Дальше слушатель спрашивает: «А есть ли в этих зонах установок биологические мутанты?». Алексей, вы их не видели, нет?


Алексей Поборцев: Нет. Ну, есть недовольные летчики и местные жители, которые говорят, что «нам закрыли все охотничьи угодья». Ну, они рассказывали какие-то небылицы, но я не знаю, стоит ли тут…


Анна Качкаева: Да не стоит, потому что вы видите, какой эффект…


Алексей Поборцев: Потому что после этого пойдет сплошной поток SMS -сообщений про мутантов…


Юлий Зецер: Могу сказать, что некоторых ученых, которые там работали, я видел – вполне зрелые, квалифицированные люди.


Анна Качкаева: И с головой все в порядке…


Юлий Зецер: …и с остальными частями тела тоже все в порядке. И потом, там энергия-то направлена вверх, а не… Эффект взаимодействия происходит где-то минимум на высотах от 70 до 80 километров.


Алексей Поборцев: Вы знаете, они же еще не только туда излучают, они ее используют и как принимающую антенну тоже, и слушают. Это совсем другая… Может быть, этой темы не стоит касаться?


Юлий Зецер: Ну, насчет принимающей я не могу вам сказать. Есть такое понятие «некогерентное рассеивание». Но тут работают на совсем других мощностях. Это, грубо говоря, радиолокатор, который, действительно…


Анна Качкаева: Они там какой-то опыт… отправляли сигнал к Луне, получали обратно.


Юлий Зецер: Есть радиолокация Луны.


Анна Качкаева: Но это вроде как для радиолюбителей, скорее, интересно.


Юлий Зецер: Почему? Это не только для радиолюбителей. Это вообще уникальная вещь. Вы представляете себе, на каком расстоянии находится Луна, и они провели локацию Луны. А для того чтобы провести локацию Луны, они, во-первых, использовали всю мощность этого HAARP, а это 3,6 гигаватт, а во-вторых, они построили в Мексике здоровые приемные антенны, условно говоря, где-то около 400 квадратных километров, специальные антенны. И это дорогое удовольствие, но, тем не менее, принципиально показано, что можно связываться с Луной при определенных затратах, и это не фантазия.


Анна Качкаева: А значит, возможно, и со следующими космическими объектами, а не только с Луной.


Юлий Зецер: Ну, наверное, может быть.


Алексей Поборцев: Мы собираемся на Марс, я слышал.


Анна Качкаева: Да, мы на Марс собираемся. Слушайте, Алексей, вот видите, реакция обычного человека, не ученого, она все равно крутится вокруг… Это к разговору о том, как рассказывать о сложной научной проблеме. Она крутится вокруг метеоритов, Теслы, психотропного оружия, мутантов и всей этой мути. А что, вот без этого мы вообще с вами не можем рассказать о сложной научной проблеме?


Алексей Поборцев: Можем. На каком-нибудь специальном канале спутникового телевидения совершенно спокойно идут такие передачи, и их смотрят. Но ситуация-то другая. На обычном, открытом канале, который смотрят все… Ну, пусть люди подумают о мутантах, о пришельцах и обо всем остальном. Но, возможно, 5 процентов из них откроют какую-нибудь литературу, заинтересуются этой темой и посмотрят, что на самом деле происходит. Ведь надо же понимать, да, телевидению всегда надо напустить жути. Это как блокбастер. К сожалению, приходится делать документальные фильмы в жанре блокбастеров, потому что простые уже не смотрят. Но человеку же для того и дают информацию… но необязательно же всему этому верить. Надо что-то отсеивать. Если там легенды, шаман какой-то… ну да. А может быть, там аналогия какая-то есть, надо подумать. Все-таки это фильмы не такие уж примитивные-то.


Юлий Зецер: Я бы хотел сказать даже такую вещь, исключая шаманство и страхи, что многообразие мнений свидетельствует, прежде всего, о многообразии возможных эффектов. И очень полезны такие передачи в том смысле, что пусть люди послушают… Если бы все было очень просто – берете молоток и забиваете гвоздь, то и информацию об этом делать и не стоило бы, хотя молоток тоже можно использовать и как средство созидания, и наоборот. А тут вы имеете очень многообразный, очень сложный эффект, который находится еще не на завершающей стадии. Думают о нем по-разному, высказываются, как я понимаю, у Алексея Андреевича люди довольно квалифицированные. Поэтому всех надо послушать, а дальше уж пусть каждый делает выводы для себя.


Анна Качкаева: Наш слушатель Александр вас спрашивает: «Если мы пропустим «Мертвый свет», как вы думаете, мы что-то потеряем или не приобретем?».


Алексей Поборцев: Собственно говоря, когда вы любую книжку открываете – и какие-то знания, а если вы пропустили что-то, то просто вам будет менее интересно жить, возможно. Вот и все.


Анна Качкаева: Это правда. Вот Федор тут… эту тему мы еще не трогали, но он отчасти прав: «На нанотехнологиях и Олимпиаде «откаты» будут быстрее и больше, чем на эти серьезные исследования, о которых вы говорите». Ну, посмотрим… Может быть, все-таки так не случится, и за этими исследованиями будут, наконец, внятно следить и внятно финансировать.


Юлий Зецер: По крайней мере, я был бы благодарен за все эти передачи, потому что, значит, люди обратят внимание, что есть такая проблема. Ясно, что ее быстро не решишь, но тем не менее.


Анна Качкаева: Смотрите все-таки «Мертвый свет» в 23.05 на канале НТВ. Всего вам доброго! До свидания.


«Как убрать недовольство туристами? Изменить время работы музеев» — картограф Андрей Энтин – Москвич Mag – 01.07.2021

Картограф Андрей Энтин рассказал «Москвич Mag» о том, зачем нужна его профессия, лучше ли нынешние «Яндекс.Карты» советских бумажных и какие карты рассекретил Дмитрий Медведев.

Картограф — это архивная или полевая работа?

Правильно это называется «камеральная работа». Обычно мы сидим в теплом офисе, перед нами компьютер, рядом чашка чая, рабочий день с 9.00 до 17.00 — все как у людей. Мы занимаемся тем, что обрабатываем данные, приходящие из полей. Поля могут быть совершенно разными: в случае геологов — далекими, находящимися за тысячи километров от нас и очень отличающимися по характеру информации, которую мы получим оттуда. Но и в городе тоже можно говорить о некоторого рода полевых исследованиях. Тут вы выходите на улицу и уже на работе — не нужно специально готовить экспедицию и продумывать логистику, нужно лишь иметь оборудование и разрешение на проведение работ. В этом смысле немного проще.

И бюджет меньше?

К сожалению, да. Надо понимать, что работа в городе для картографа, во-первых, работа не совсем профильная, а во-вторых, состоящая из многочисленных компонентов. Самые разные службы и организации занимаются картографированием городской среды, у каждой — свои задачи и бюджеты. Первое — геодезические службы, в Москве это «Мосгоргеотрест». Они выполняют точные измерения на местности. Наверняка когда вы ходили по асфальтовым тротуарам, то видели маленькие вбитые гвоздики — это следы работы геодезистов, которые проводят высокоточные измерения местности — углы, расстояния, превышения между точками. Но геодезисты тоже не картографы, они только обеспечивают нас основой, то есть базовыми координатами, относительно которых проводятся дальнейшие измерения. Их базовый материал самый точный — именно к нему потом все привязывается — и он же самый долговечный. Специальные геодезические марки (они правильно называются «реперы») размещаются на местности так, чтобы они стояли по 10, 20, 30 и даже 50 лет и никуда, ни на миллиметр, не уходили. Такие же марки могут закладываться в стены зданий — тут сложнее описать, как они выглядят, но обычно в виде металлических бляшек с площадочкой. Это первая часть.

Вторая категория специалистов-картографов и смежных специальностей, которым интересен город, — веб-картографические службы типа «Яндекса» и Google; вы все этим пользуетесь, что уж тут говорить? Чтобы навигационные задачи пользователя решались и он не бесился из-за смартфона, нужно, чтобы данные в картах поддерживались в актуальном состоянии, то есть постоянно обновлялись. Здесь уже не до геодезических точностей — гораздо важнее оперативность. И эта оперативность появляется, как и многое сейчас, благодаря данным сотовых операторов. Данные сотовых операторов — бездонный кладезь знаний, даже в обезличенном виде они дают массу информации, самая очевидная и полезная из которой информация о перемещениях отдельных людей, она очень важна, даже если нет привязки к ФИО. В массе эти потоки знаний дают возможность прогнозировать пробки, давать информацию для более эффективного менеджмента.

Это приводит нас к третьей группе специалистов, занимающихся картографированием городской среды. Но тут уже правильно называть эту группу картографами, работающими в составе больших проектных групп, которые занимаются урбанистикой в широком смысле. Урбанистика завязана на большие данные. Прогностическая ценность этих построений велика, но, к сожалению, широко это используется пока лишь в наиболее крупных и богатых городах — Москве и Петербурге. Эти знания дают возможность развития потенциала места. Показателен проект, который сделала компания Habidatum для Барселоны. Барселона не только туристический город, но и город с большим количеством местного населения, которое в определенный момент начало массово выражать недовольство туристами, дескать, ходят тут всякие толпы. В Испании сложное трудовое законодательство, и все музеи работают приблизительно в одно время. Туристов, если посмотреть, было и не так много, просто они все кучковались в одно и то же время в одних и тех же местах — points of interest (это наш профессиональный термин), поэтому создавалось ощущение, что их много. Решением было изменить часы работы, это позволило развести потоки людей — визуально стало казаться, что их меньше, поскольку не возникало переполнения улиц пешеходным трафиком, а градус напряженности — оценки местными зрителями той среды, в которой они живут, — снизился. Все это случилось благодаря информации, с которой работают картографы.

Получается, картографы работают даже с информацией, например, полученной от участковых?

Картограф обучен работать с широким набором данных. Практика современного картографа заключается в том, что мы сводим воедино изобилие разнородной информации и кладем ее на некую пространственную основу. Например, я знаю, что, разгружая Патриаршие пруды, картографы, взяв за основу изобилие информации, работают вместе с архитекторами и специалистами по городскому планированию. Но все-таки это процесс не быстрый. Надо изучить сразу несколько точек зрения. И вводить изменения резко скорее хуже, чем не делать этого совсем.

Отталкиваются ли картографы как-то от имиджа места?

Это все-таки про дизайнеров и урбанистов. В бытовой работе мы обычно от этого вообще не отталкиваемся — мы находимся с другой стороны рабочего процесса: мы даем входной материал, аналитику; можем показать, что потенциально возможно сделать. Здесь уместно упомянуть про такую задачу, как геомаркетинг. Это общее название для методик и технологий поиска оптимального решения для размещения какого-то бизнеса или жилого строения. Мы можем с некоторой долей уверенности предсказать, где бизнес даст наибольший доход, а где прогорит из-за скопления негативных факторов. Конкретный пример не приведу. Обычно геомаркетинговые данные — предмет коммерческой тайны. Сама по себе методика анализа несложная: линейная или пространственная регрессия — доступная математика. Основная сложность состоит в том, чтобы собрать согласованную и непротиворечивую базу пространственных данных и поддерживать ее в актуальном, то есть соответствующем действительности, состоянии. Это задача, за которую бьются ведущие компании. Готовые наборы пространственных данных, пригодные для решения конкретных тематических задач, имеют большую коммерческую ценность.

Вы как обыватель чем пользуетесь?

Сам я пользуюсь «Яндекс.Картами» — они по совокупности характеристик мне кажутся более подходящими. Но надо понимать, что это специфика пользователя: чаще ли вы ходите пешком или ездите на машине. Мне важно иметь возможность строить маршруты между произвольными точками, четко понимая, где эти точки находятся. И в этом плане наполнение «Яндекс.Карт» — выделение ключевых мест, то, что мы называем генерализацией, и отказ от показа минимальных локаций — мне кажется оптимальным. Но, к сожалению, здесь нет универсальных инструкций, как создать карту, которая будет удобна всем.

Данные сотовых операторов даже в обезличенном виде дают массу информации, самая очевидная и полезная из которой перемещения отдельных людей.

Мы с ностальгией вспоминаем время бумажных карт, когда, делая их, мы четко следовали «Наставлениям по составлению и подготовке к изданию топографических карт», используя строгие условные знаки, от которых нельзя было отступать. Все это крайне редко пересматривалось. Дай бог раз в 10–15 лет. А сейчас же надо меняться в режиме реального времени, это вносит некоторый драйв в работу картографа.

Если все так оперативно обновляется, то почему маршруты иногда строятся неправильно?

Да, к сожалению, такое бывает. Число картографов, работающих над исправлением данных, невелико — реально картографы «Яндекса» и Google занимаются не самостоятельной работой, а исправлением волонтерской географической информации. Наверное, вы знаете про проект «Яндекс.Народная карта», в котором пользователи-энтузиасты собирают информацию по тем местам, где они сами ходят, обычно это что-то в пределах одной улицы, максимум одного района. Но если таких пользователей много, то мы получаем детально наполненную карту. Дальше картографам остается лишь проверить это, систематизировать, поправить и обновить. Все зависит от активности пользователей — там, где она выше, все обновляется в реальном времени. Я и сам как пользователь не раз сталкивался с крюками, но благодаря фидбеку поддержка обычно все быстро исправляла. Подчеркну, что я никогда не работал в «Яндексе», у меня все-таки исследовательская работа, но многие выпускники нашей кафедры картографии и геоинформатики МГУ работают там, потом приходят и делятся опытом и мнениями.

Кто к вам приходит поступать, чтобы стать картографом?

Географический факультет МГУ — очень разнородное собрание специалистов: и геоморфологи (рельеф местности), и климатологи, и метеорологи, и специалисты по рациональному природопользованию и социально-экономической географии России и зарубежных стран — все это многообразие сводится под одну крышу Главного здания МГУ. При этом поступление устроено таким образом, что все сдают одни и те же экзамены. Но дополнительные вступительные испытания, организованные факультетом, справляются с основными задачами, благодаря этому к нам приходят ребята хорошо подготовленные, знающие географию, с более или менее грамотной речью и не нулевыми знаниями по математике, которые нам очень нужны. Первый курс все учатся вместе, распределение по кафедрам картографии наступает после второго. Специфика в том, что школьная география нас интересует лишь в объеме географической номенклатуры — что где находится, всему остальному учат на факультете. Также современному картографу нужны элементарные навыки программирования (редко уходим более глубоко). Но в любом случае без программирования современный картограф не обходится, это даже важнее, чем умение находить красочные сочетания для карт — теперь это прерогатива дизайнеров, но лет двадцать назад, безусловно, было в епархии картографов. Говоря о личностных качествах, стоит отметить, что для картографа важны усидчивость и аккуратность — работа по подбору и интеграции данных связана с большим количеством рутины, поэтому здесь яркие творческие речи не в приоритете. Это мы говорим о массовом картографическом продукте, но для уникальных задач нужны уникальные люди. Да и потребность рынка в картографах не так велика. То количество выпускников, которое даем мы и МИИГАиК, в принципе покрывает потребности рынка.

Касаются ли картографы в работе исторических данных?

Лично я имел опыт работы с такими проектами. У нас был проект «Трехмерная реконструкция городской исторической застройки с использованием технологий виртуальной реальности и геоинформационных систем (на примере исторического ландшафта Белого города Москвы XVI–XVIII вв.)», когда мы сделали небольшую 3D-среду, где можно побродить-погулять. Пока она находится в деморежиме и не выпущена в широкий доступ.

Далеко не все привыкли к онлайн-картам — кому-то по-прежнему проще использовать бумажные или спрашивать дорогу.

Стоит понимать, что любая работа с архивами требует квалифицированного труда историка — здесь правила игры диктует он, а не картограф. Хотя с картами XIX–XX веков мы можем работать и сами, для более старых материалов определенно нужен специалист, имеющий опыт работы с архивными материалами. И в нашем проекте такой специалист был. Это Ольга Георгиевна Ким — она очень много времени подбирала и выбирала материалы, привязывала их (наносила на современную географическую основу). Но в нашем случае все не так очевидно…  Тем более что если мы говорим об исторических планах, то они носят очень сухую информацию — подобие неких сегодняшних кадастровых участков: фиксировалось лишь то, где границы участка и кому они принадлежат. И хорошо, если это фиксировалось на плане; до середины XVII века такая фиксация велась в текстовом виде: «7 аршин по течению ручья… » Здесь работа картографа минимальна: мы лишь сводим все в единую базу, векторизуем и выполняем примитивную аналитику — в случае этого проекта пришлось моделировать формы рельефа, существовавшие на тот исторический период. На рассматриваемой территории (с севера она ограничена улицами Маросейкой и Покровкой, с востока и юго-востока — Покровским и Яузским бульварами, а с запада и юго-запада — Солянкой и Лубянским проездом) за последние 300 лет произошли значительные изменения. Раньше там протекала речка Рачка, которую засыпали к XIX веку. Но мы же реконструировали город по состоянию на XVIII век, и, конечно, долина Рачки должна была быть отражена. Из существовавшей в то время застройки до нас дошли единичные каменные палаты, например палаты Шуйских в Подкопаевском переулке, здание прямо выдвигается в переулок — как говорят архитекторы, «здание выходит за красные линии». Но в целом, конечно, территория очень сильно изменена. У того вида города с современностью очень мало общего.

Когда картография зародилась как наука?

Самые первые карты составлялись еще в палеолите; письменности не было, а графическое изображение местности было. В целом развитие карт на хорошей математической основе и с инструментальными методами началось в XVIII веке, тогда на уровне государств были запущены системные проекты по топографированию территории. Конечно, карты той эпохи не похожи на современные — они делались под другие задачи и цели, в первую очередь — военное изображение. Кстати, на картах, которые сделаны в XVIII–XIX веках, очень интересно изображен рельеф — с помощью штрихов крутизны (где круче — штрихи чаще, а на более пологой местности — реже), а на наших современных картах есть такая интересная характеристика, как огнестойкость, это считается важным.

Что картографы знают о Москве, чего не знаем мы? Может, что-то про карстовые озера или метро под Главным зданием МГУ?

Ситуация с карстом реально существует — все тревожно, но не критично. Боюсь в это залезать — не моя территория. Знаю потому, что был на конференции геологов, где как раз из-за карста не смогли утвердить правила инженерно-геологических изысканий по Москве.

Что касается Главного здания, могу сказать лишь то, что видел своими глазами. Там есть подвал, где размещается как техническое оборудование, так и некоторые научные инструменты и приборы. Но, конечно, ни о каких 30 этажах под землю речи не идет. Даже наоборот — фундамент у ГЗ мелкий, это было обусловлено технологиями строительства. Его же изначально хотели ставить на склоне Воробьевых гор. Но не поставили, потому что склоны бы «поехали» вниз. Туда, кстати, недавно хотели поставить памятник князю Владимиру. Но противники аргументировали, что грунт на горах неустойчив, все оползет и получится символично — сползающий князь Владимир. Хотя вообще-то картографы такими вещами обычно не занимаются — мы не работаем с конфликтами и группами интересов, мы фиксируем информацию и находим ей формы выражения.

Я на самом деле не представляю, где легально в России можно купить топографическую карту.

Что картограф знает о Москве, но не знает обыватель? Сказать сложно. Как пел Высоцкий, «удивительное рядом, но оно запрещено». Это касается не только Москвы, но и всей территории нашей страны — детальный картографический материал, создаваемый государственными организациями, имеет статус «для служебного пользования». Начиная с 1926 года все картографические материалы были служебным делом, и глобально с тех пор ничего не поменялось. В начале 2010-х президент Медведев рассекретил часть топографических материалов — формально стали доступны топографические карты в масштабах 1:100000 и меньше. Но опять-таки рассекретил не значит предоставил доступ. Я на самом деле не представляю, где легально в России можно купить топографическую карту. Нужна ли обывателю эта информация? Если только в порядке общей образованности. Она может быть нужна людям, которые специализируются и копают в сторону истории своих родных мест — здесь бы очень пригодились масштабные топографические карты. Что ни говори, а топографическое картографирование в нашей стране было поставлено очень хорошо. И если бы историки или даже любители имели доступ к таким материалам, то очень много споров и домыслов можно было бы опровергнуть обращением к фактическому материалу. Но что-то все равно несистематически появляется в доступе. Говоря о Москве предметно, удивительно смотреть на довоенные карты Воробьевых гор, где на месте кампуса МГУ проходила ветка железной дороги. Что касается всяких секретных бункеров и линий метро, рядовому обывателю, как и рядовому картографу, эта информация недоступна.

Нужна ли монополия на составление карт?

В Советском Союзе так и было. Существовали две организации, которые занимались топографированием местности: Главное управление геодезии и картографии при Совете Министров СССР (оно занималось картами на нашей территории) и Военно-топографическое управление, которое занималось картами территорий вне Союза. Помимо топографических карт практиковалось составление обзорных атласов отдельных республик и стран. Кстати, карт для широкого пользователя было не так много — туристических так вообще было буквально две. Сейчас же на карты как на инструмент повседневной жизни есть большой спрос, и он, не напрямую, конечно, но очень хорошо коммерциализируется: провайдер, предоставляя вам доступ к картам, собирает информацию о вас и дальше начинает зарабатывать на том, что он про вас знает. Качество таких карт ниже, чем тех, что выпускались раньше, поэтому некоторые возрастные специалисты считают, что нам нужно отказаться от свободы в этой сфере и вернуться к единому регулированию качества. Противоположный подход состоит в том, чтобы разрешить всем все. По факту дело обстоит так, что, когда вы делаете картографическую продукцию и называете ее картой, атласом и так далее, вы должны соответствовать всем тем требованиям, которые предъявляются со стороны государственного регулирования. Например, требования отображения границ. Для того чтобы это проверить, нужно проходить экспертизу — дело недешевое, долгое, подчас прямо коррупционное. На мой взгляд, регулирование все же надо снижать, а также стоит отказываться от жесткой секретности материалов. Какой смысл делать секретной карту масштаба 1:2000 на основании того, что наш противник может считать с нее важную стратегическую информацию, если ту же самую информацию можно прочитать в открытом доступе по открытым снимкам? Это не значит, что снимки не маскируются и не затираются. Например, посмотрите на центр Брюсселя, где «замылены» все контуры зданий штаб-квартиры НАТО.

Интересно, что все снимки сверхвысокого разрешения территорий России зарубежные. При этом из космических снимков можно вытянуть много информации — дешифрирование очень полезно, в частности, по тени от опоры ЛЭП можно определить класс напряжения и время постройки этой линии. Понятно, что спутник может сфотографировать все что угодно. Но это вопрос цены. Какое качество сейчас? Детальность — порядка 30–40 см, то есть увидеть канализационный люк со снимка можно, но распознать букву на нем — нет. Была ситуация, когда Трамп показал якобы снимок со спутника космодрома в Иране — там разрешение, конечно, получше. И нас всех до сих пор не отпускает вопрос, что же это было. Прототип спутника или рабочая серия, благодаря которой Соединенные Штаты уже могут снимать в таком разрешении? Но тогда это значительно бьет по аэрофотосъемке, которая хоть и надежнее, но значительно дороже.

Не отупляет ли, на ваш взгляд, такая доступность возможности ориентирования на местности пользователя, который и два шага без навигатора не делает?

Все-таки жизнь большинства пользователей упростилась — не забывайте, что раньше замечательный таксист мог час катать по Садовому приезжего, которому нужно было с Ярославского вокзала попасть на Казанский, теперь вы всегда знаете, куда едете, где находитесь и как пройти в библиотеку. Но далеко не все привыкли к онлайн-картам — кому-то по-прежнему проще использовать бумажные или спрашивать дорогу. Появление сервисов меняет вектор работы нашего мозга и пользовательский опыт, что влечет за собой смену ожидания качества сервиса. Хорошо это или плохо, я не буду давать оценку. Но рассмешу вас: даже с картами и навигатором люди по-прежнему теряются.

Что стоит почитать тому, кого заинтересовала картография?

Первое и главное — научно-популярный труд Марка Монмонье «Все географические карты лгут». Действительно, есть масса способов ввести читателя в заблуждение за счет картографического изображения как ненамеренно, так и намеренно. Монмонье популярно объясняет, как это можно сделать.

Фото: Светлана Скрыль

Бросок на Матуа – Огонек № 25 (5435) от 27.06.2016

Уже больше месяца на маленьком курильском острове, расположенном в самом центре архипелага, работает совместная исследовательская экспедиция Минобороны и Русского географического общества. Почему теперь и почему там?

Сергей Агафонов

Экспедицию в составе 200 человек возглавляет целый вице-адмирал, заместитель командующего Тихоокеанским флотом Андрей Рябухин. Исследовательский отряд укомплектован специалистами широкого профиля — от гидрологов до ботаников, обеспечен приборами, техникой и механизмами. Словом, все всерьез. Что удалось за прошедший месяц, известно из лаконичных официальных сводок: исследовано несколько десятков объектов японских оборонительных укреплений, российский флаг поднят на вершину вулкана Сарычева, который занимает половину острова, взяты пробы почвы и воды, проведена подводная разведка в некоторых локациях, найден остов японского истребителя. Вот, собственно, и все оглашенные публично подробности по экспедиции. Немногословность официальных релизов стала понятна после интервью вице-адмирала Рябухина, появившегося на прошлой неделе: он признал, что на Матуа планируется развертывание подразделений Тихоокеанского флота. Речь, стало быть, не о географии, а о фортификации. И это, как говорится, многое объясняет.

Японские оборонительные сооружения до сих пор поражают масштабами и продуманностью

Фото: Мария Герман, Коммерсантъ

Дело в том, что Матуа, хоть и был в начале XX века прилично населенным островом (здесь жило едва ли не 10 тысяч человек), уже с конца 30-х годов превратился в особо охраняемый военный объект с мощным гарнизоном, численность которого в середине 40-х доходила, по японским данным, до 7-8 тысяч. Что это был за объект, нашим исследователям не понятно до сих пор. Понять и в самом деле трудно: три взлетно-посадочные полосы здешнего аэродрома, выстроенные по розе ветров и обеспеченные подогревом термальных вод, превращали Матуа в уникальную авиационную базу; система оборонительных сооружений, разбросанных по территории на разных высотах и связанных между собой коммуникационными ходами, позволяла говорить о специализации «сухопутной»; а карта глубин, пирсовые линии и предполагаемые скрытые подземные доки указывали на специфику подводных и диверсионных операций императорского флота.

О том, чем был (и остается?) Матуа, гуляет множество легенд. Ну, например, популярная тема — поиск лабораторий химического и бактериологического оружия на острове. Сюжет занятный, но все же, мне кажется, малопродуктивный: такими проектами занимались на материке в Маньчжурии (печально известный отряд 731) и в метрополии на острове Окинотори, расположенном вблизи Кюсю. Если и были лаборатории на Матуа, то занимались они явно другим. Чем — вопрос. И весьма занятный, поскольку по неясным причинам даже самые надежные приборы на острове барахлят и ведут себя странно. Другая история, уже менее известная у нас, но популярная в Азии, повествует о Матуа как о японском Форт-Ноксе — засекреченном хранилище ценностей, захваченных японцами в ходе военных операций в регионе. Слухи, в частности, связывают именно Матуа с так и не обнаруженным до сих пор кладом «малайского тигра» — легендарного генерала Ямаситы, покорившего практически всю Юго-Восточную Азию. Еще один сюжет про Матуа мне приходилось слышать в Южной Корее: там рассказывали, что на самом деле весь остров изнутри пуст, в его чреве развернут чуть ли не целый город, и во время войны именно здесь был подводный хаб не только для японских, но и для немецких подлодок, оперировавших в тихоокеанской зоне. Строили это все якобы подневольные корейцы, которых японские военные потом, чтобы избавиться от свидетелей, топили в баржах в прибрежных водах…

Командующий войсками Восточного военного округа генерал-полковник Сергей Суровикин (на переднем плане) и командующий Тихоокеанским флотом адмирал Сергей Авакянц за развертыванием экспедиции следили лично

Фото: Мария Герман, Коммерсантъ

Чему из этого верить и надо ли вообще чему-то верить, опять же не ясно. Скупой набор фактов, однако, таков. При сдаче острова без боя советскому десанту японский гарнизон составлял около 3 тысяч человек, оружие было сдано только стрелковое, куда делись пушки, зенитные установки, возможно, танки и прочая техника — неизвестно. Вывезти, это мы знаем, не могли. Спрятали? Вероятно. Перед сдачей, по всем приметам, Матуа как секретный объект был законсервирован. Коммуникационные ходы завалены направленными взрывами, хотя даже из беглого анализа того, что оставалось не под завалами, было понятно: и узкоколейка на острове была, и разветвленная дорожная сеть. Сдавал Матуа армейский полковник Уэда. Это тоже важная деталь: сухопутным гарнизоном в 3 тысячи бойцов он руководить мог, но осуществлять координационное командование операциями авиационных, морских и подводных подразделений — точно нет. Значит, его задача была проста: именно консервация объекта.

Хотя на Матуа первая погранзастава появилась уже в конце 40-х, и на острове бывали разные наши люди, тайна курильской крепости осталась неразгаданной до наших дней. Энтузиасты с Камчатки в начале 2000-х организовывали сюда несколько поисковых экспедиций, но, понятно, их ресурс был ограничен. Теперь ресурс другой — государственный. Докопаемся?.. Подробности в материале «Двери должны быть закрыты».

Найти себя в этом мире

Научный консультант: Матэр Оксана Михайловна, доцент кафедры геодезии, землеустройства и кадастров СПбГЛТУ

Геодезия ближе к вам, чем кажется. Без нее вы бы потерялись в незнакомом городе, не добрались до работы и не дождались свою доставку еды, ведь курьер не нашел бы путь к вашему дому. Каждый раз, открывая навигационное приложение, мы сталкиваемся с высшей геодезией. Она помогает «найти себя в этом мире» – определить наше местоположение и построить удобный маршрут куда угодно. Чтобы создать подробную карту с разными масштабами и всеми деталями, геодезисты сначала запустили десятки спутников, сделали с их помощью миллионы фотографий, а потом объединили их в глобальную карту. Нам она уже доступна в разном виде – будь то старинные бумажные карты города или онлайн-приложения.

«Геоде́зия» в переводе с греческого – «землеразделение».

Привычное для нас в автомобилях «Через сто метров поверните налево» и «Прямо два километра» – тоже заслуга геодезии. Все навигаторы корректно работают благодаря глобальным навигационным системам. Самые известные – GPS (США) и ГЛОНАСС (Россия). В январе 2007 года в Сан-Диего американский флот проводил учения, в ходе которых испытывал отказ GPS-системы – спецустройства заглушили сигналы со спутников, предназначенных для военных. Но произошла ошибка, и недоступными стали все системы. Журналисты писали о коллапсе в городе: «Банкоматы не выдавали наличные, в аэропорту диспетчеры уставились в пустые мониторы, в больницах отказала пейджинговая связь между врачами». Спустя годы оказалось, что это преувеличение, но не лишенное оснований. Ведь GPS-системы не только помогают определить нашу географическую локацию на Земле, но и сообщают точное реальное время. Для этого на орбите Земли находятся 32 спутника, постоянно отправляющих данные в приемники: смартфоны, навигаторы, банкоматы и еще кучу всего. Можно представить спутники как радио, которое передает свою музыку в виде сигналов каждому из нас. Если радио откажет, человечеству, конечно, не придет конец, но трудности возникнут наверняка, ведь спокойная жизнь на Земле продолжается в том числе благодаря спутникам.

Землю окружают десятки навигационных спутников. Фото: NOAA, spaceplace.nasa.gov

Кстати, в космосе она тоже продолжается благодаря геодезии. С массовым запуском спутников пришлось взять их под контроль – этим занимается космическая геодезия. Она согласовывает работу всех спутников, их местоположение и «график движения» – так чтобы они не сталкивались друг с другом и «жили мирно». Для этого изучаются гравитационные поля Земли, Луны, других планет и тел.

Но спустимся с небес на Землю. В чем же состоит работа геодезистов, «бойцов невидимого фронта»? Все, что связано с земельными участками, строительством, картами и так далее, – к ним. Например, вы хотите построить дом. Прежде чем возвести здание, на участок нужно вызвать геодезическую бригаду, которая изучит площадку и создаст топоплан для проектирования строительства. В нем укажут перепады высот, особенности грунта и другие показатели, которые могут повлиять на качество постройки и ее износостойкость. Представьте, кто-нибудь решится строить особняк без консультации геодезистов, вложит деньги, начнет строительство, а потом грунт просядет, «утянув» за собой и всю амбициозную задумку? Приятного мало! Каждый этап строительства также контролирует геодезическая бригада – они проверяют, нет ли перекоса здания, правильно ли расположены все объекты и соблюдены ли необходимые размеры.

Все эти сложные задачи геодезисты и решают с помощью своих необычных приборов. Их оборудование можно сравнить с девайсами секретных агентов – точное, действенное, не дающее осечек. Ведь любые осечки могут привести, как минимум, к финансовым потерям, а как максимум – к человеческим жертвам. Казалось бы, скучные замеры. Но за ними стоит наука старше астрономии, с помощью которой построили как пирамиду Хеопса, так и башни Москвы-сити.


Кроме того, геодезические измерения помогают в изучении и описании лесов. Благодаря этим данным рассчитывается оптимальная норма ежегодной вырубки, необходимость лесовосстановительных и других работ по озеленению и обустройству территорий. Где-то нужно посадить еще, где-то – пора рубить.

При такой важности никто не знает, когда возникла геодезия! Известна лишь причина – необходимость делить земельные участки, из-за которой люди спорили еще в древние времена. Впервые термин «геодезия» упомянул Аристотель, но до него «наукой без названия» пользовались и египтяне, и вавилоняне. Они строили оросительные каналы, пирамиды и дороги и делали это не интуитивно, а замеряя, высчитывая, сверяясь с рельефом земли.


Серьезный шаг в развитии современной геодезии был сделан в XVII веке в Западной Европе после изобретения подзорной (зрительной) трубы. Вскоре появились и три кита геодезии – нивелир (определяет разности высот), барометр (измеряет атмосферное давление) и теодолит (работает с углами). Эти приборы упростили вычисление параметров местности, и науку взяли на вооружение картографы. По всему миру начала создаваться огромная сеть геодезических пунктов, которые легли в основу всех измерений и помогли картографам составить подробные карты. Геодезия уверенно вошла в жизнь мореплавателей – Христофора Колумба, Васко да Гама и Фернана Магеллана.

Так что в следующий раз, передвигаясь по городу с включенными гугл-картами, вспомните о людях с аппаратами на треноге и длинными «палками-линейками», без которых наша жизнь не была бы такой безопасной и удобной.

Семиков С.А. «Свидетельства GPS и ГЛОНАСС в пользу БТР»



Семиков С.А. «Свидетельства GPS и ГЛОНАСС в пользу БТР»

[вернуться к содержанию сайта]

СВИДЕТЕЛЬСТВА GPS И ГЛОНАСС В ПОЛЬЗУ БТР

Как аукнется, так и откликнется
Русская народная мудрость

    Люди, впервые услышав о Баллистической Теории Ритца (БТР) и баллистическом принципе сложения скорости света со скоростью его источника (рис. 1), обычно не могут поверить, что учёные вместо этого простого классического правила пользуются в расчётах абсурдным постулатом специальной теории относительности (СТО) о постоянстве скорости света. Поэтому, не допуская мысли, что физики могут ошибаться, многие начинают считать, что повседневный опыт доказывает правоту Эйнштейна. Ведь в наше время высоких технологий и прецизионных приборов, казалось бы, нельзя проморгать зависимость скорости света от движения источника. Так, полагают, что лазерные дальномеры, радиолокационные установки, в основу работы которых положено измерение времени движения электромагнитных сигналов, давали б заметные ошибки, если бы скорость света мало-мальски зависела от движения источника. А между тем такие приборы прекрасно работают и с огромной точностью выдают расстояния до объектов. Потому и считают, что теория относительности оправдывается, а баллистическая теория отвергается наблюдениями. В пример часто ставят глобальную навигационную систему (GPS и её отечественный аналог, ГЛОНАСС), модули для пользования которой сейчас легко встраивают не только в портативные навигаторы, но и в мобильник за умеренную плату. Точная работа этой системы, основанной на методе радиолокации сигналов, посланных с нескольких спутников, и включающей скорость света в качестве константы, якобы стопроцентно опровергает баллистическую теорию. Однако, как покажем далее, эти и другие радиолокационные замеры на поверку не только не противоречат БТР, но как раз подтверждают эту классическую теорию и опровергают СТО.

    Начнём с того, что поправки, вносимые зависимостью скорости света от скорости источника, крайне незначительны, а потому обычно их трудно заметить. В самом деле, метод радиолокации основан на измерении времени T движения электромагнитного сигнала от источника к приёмнику (или туда и обратно при отражении сигнала по принципу эхо, откликнувшегося с запаздыванием после ауканья). Зная скорость света c, по школьной формуле можно легко найти расстояние до объекта L=cT (или L=cT/2, если сигнал идёт туда и обратно, затрачивая двойное время). При этом, вопреки русской пословице, в СТО считают, что вне зависимости от того, как движется аукающий радиоизлучатель, объект всегда откликается одинаково, спустя одинаковое время задержки T. А по БТР, если источник движется к приёмнику и сообщает свою скорость V сигналу, то время задержки снизится, так как скорость света станет c’=c+V, а расстояние найдётся уже по формуле L’=(c+V)T. Разница значений по БТР и СТО составит Δ=L’–L=VT=LV/c. Поскольку скорость света огромна, c=300000 км/с=3·108 м/с, то даже при скорости сверхзвукового самолёта V~300 м/с на дистанции в 10 км погрешность определения расстояния будет Δ=LV/c=0,01 м, то есть всего 1 см, что на такой дальней дистанции совершенно незаметно и на порядки превышает погрешности метода и измерительной техники. Поэтому выявить разницу между БТР и СТО можно, лишь в космосе, на огромных космических расстояниях L и при космических скоростях V.

    Самое интересное, что подобные радиолокационные нестыковки и впрямь были открыты, в том числе у недавно нашумевших аппаратов «Пионер», радиолокационные измерения расстояний до которых сильно расходятся с теоретическими. Да и в авариях космических аппаратов, посланных к Марсу, в том числе отечественных «Фобосов», многие винят ошибки навигации и второй постулат СТО. Впервые подобные нестыковки были обнаружены ещё полвека назад при радиолокации Венеры. Радиолокационные станции систематически обнаруживали расхождения рассчитанных на основе оптических наблюдений положений Венеры и показаний радиолокационных приборов. Ошибки носили систематический характер и на порядки превышали погрешность радиолокационного метода. Из-за того, что отражённый Венерой сигнал приобретал после отражения скорость планеты, сигнал приходил раньше теоретического в моменты приближения, и позже – в моменты удаления планеты. В итоге астрономы устранили эту проблему чисто формально, переместив Венеру на несколько сот километров по орбите в направлении её движения [1]. Важно, что тот же порядок величины имела и ошибка, которую внесла бы зависимость скорости радиосигнала от движения Венеры. Также систематические ошибки возникали и при замерах радиолокационными станциями, расположенными по разные стороны Земли. Расстояния до Венеры, одновременно измеренные радиолокационными станциями СССР и США, систематически различались ввиду того, что одни станции за счёт суточного вращения Земли двигались к Венере, а расположенные на другом конце Земли – удалялись, сообщая свою скорость радиосигналу. Как показал Брайан Уоллес, эти систематические расхождения между данными станций сразу исчезают, если воспользоваться классической формулой сложения скорости света и источника (БТР), отвергнув постулат постоянства скорости света СТО [2]. Однако вскоре данные радиолокационных замеров были изъяты из общего пользования, что привело Уоллеса к мысли, что США осознали ошибочность СТО и справедливость классического правила, намеренно засекретив этот закон с целью его дальнейшего использования в «звёздных войнах».

    И вот здесь мы вплотную подходим к теме GPS, поскольку эта глобальная позиционная система, как известно, была разработана именно военным ведомством США, будучи создана для целей «звёздных войн», и лишь позднее стала доступна гражданским лицам. Работа системы GPS тоже основана на методе радиолокации. Система включает в себя сеть наземных станций слежения и группу искусственных спутников (численностью до 24-х) на нескольких орбитах, плоскости которых развёрнуты под разными углами. GPS-модуль, встроенный в наземное устройство параллельно принимает радиосигналы, посланные несколькими спутниками. В этих сигналах закодирована информация о местоположении каждого спутника (контролируемом станциями слежения), а также время испускания сигнала, задаваемое сверхточными часами. Вычитая это время из реального времени приёма сигнала, GPS-приёмник находит время T движения сигнала и соответственно расстояние L=cT до спутника. Измерив так расстояния L1, L2, L3, L4 сразу до трёх–четырёх спутников, и располагая их координатами, микроЭВМ из тригонометрии легко рассчитывает положение GPS-приёмника на земной поверхности (рис. 2). Также GPS позволяет, последовательно (с интервалом в секунду) измеряя положение приёмника, находить его скорость, деля путь на время.

    Итак, казалось бы, формула L=cT работает, поскольку работают GPS-навигаторы, что будто бы отвергает баллистическую теорию. Но в этом случае, равно как и в ряде других опровержений, авторы обычно голословны и не утруждают себя подробным рассмотрением выводов БТР и расчётами по этой теории для сравнения их с наблюдениями. Из-за этого противники теории Ритца постоянно попадают впросак, поскольку при подробном рассмотрении приводимые ими аргументы свидетельствуют как раз в пользу БТР, а не СТО. Так и в данном случае. В самом деле, рассчитаем, какие поправки в расчёт расстояний надо внести в случае зависимости скорости света от скорости источника. Спутники навигационной системы расположены на орбите радиуса R порядка 26000 км, то есть летят на высоте примерно 20000 км над Землёй, имеющей радиус r=6400 км (рис. 3). На такой орбите скорость V спутников составляет около 4 км/с. Поскольку расстояние до Земли L=20000 км, то полагают, что поправка, вносимая БТР, составляет Δ=LV/c≈267 м. Эта величина на порядок больше обычных ошибок GPS-навигаторов (хотя у прежних моделей точность составляла как раз около сотни метров). Поэтому полагают, что БТР противоречит принципу работы GPS. Но это ошибка, нечаянно или намеренно допускаемая теми, кто слабо разобрался в сути БТР.

    Ведь скорости источника и света по баллистической теории складываются не арифметически, а векторно, согласно классическому закону сложения скоростей. Таким образом, для скорости распространения радиосигнала вдоль луча зрения существенна только составляющая Vr скорости V источника вдоль этого луча (лучевая скорость спутника). В таком случае скорость радиосигнала, приходящего со спутника, есть c’=c–Vr, а поправка расстояния Δ=LVr/c. Если спутник удаляется, то Vr>0 и скорость приходящих сигналов снижается по сравнению со световой, а если спутник движется к приёмнику, то Vr<0, а скорость c’ приходящих сигналов увеличена. Если же спутник движется поперёк луча зрения, то, как бы высока ни была его скорость V, получим Vr=0 и c’=c. Так вот, поскольку спутник летит по высокой круговой орбите, то его орбитальная скорость, перпендикулярная радиус-вектору R, направлена поперёк луча зрения, так что Vr заметно меньше V. Так, если спутник находится в зените, то Vr=0 и постепенно увеличивается при уменьшении высоты h спутника над горизонтом. Как легко найти, если приёмник расположен в плоскости орбиты спутника, то Vr=sinα·cosh, где sinα=r/R≈0,25. Таким образом, даже максимально возможная по БТР ошибка в определении расстояния до спутника будет равна Δ=LVr/c=67 м. Такая ошибка возникает лишь в предельном случае, если спутник виден возле линии горизонта. На деле же приёмник обычно регистрирует спутники с высотой h не ниже 10–15º над горизонтом. Кроме того, надо учесть, что, так же как спутник не часто виден на горизонте, так же редко и приёмник оказывается в плоскости орбиты спутника. В общем случае приёмник расположен под углом θ к плоскости орбиты спутника, из-за чего лучевая скорость будет ещё меньше Vr=sinα·coscosθ (рис. 4). Отсюда Δ=LVr/c=LV·sinα·coscosθ/c. Поскольку cosh и cosθ никогда не превосходят единицы, а среднее значение модуля косинуса составляет 0,63, то средняя ошибка Δ=27 м. Это значение уже того же порядка, что и ошибка обычных GPS-навигаторов.

    Но и эта средняя ошибка в 27 м относится лишь к определению расстояния до одного из спутников. Реально же для вычисления координат нужны, как помним, данные хотя бы трёх-четырёх спутников. Если учесть, что все они дают ошибки разного знака, случайно суммируемых в разных направлениях, то их сложение и усреднение ещё в несколько раз уменьшит ошибку определения координат приёмника. Кроме того, полученный результат даёт общую ошибку определения координат, то есть сумму ошибок положения по высоте и по горизонтали. Поэтому ошибка в определении положения на земном шаре будет ещё в полтора раза меньше. В итоге средняя вносимая БТР поправка определения горизонтальных координат составляет всего 5–10 м. Но именно такой порядок ошибки по горизонтали (и чуть больше по вертикали) обычно и заявляют производители навигационных систем GPS и ГЛОНАСС. Реальная же ошибка навигаторов нередко даже превосходит заявленную.

    Вот и выходит, что БТР не только не противоречит работе GPS-навигаторов, но и предсказывает ошибки того же порядка, что и реально выявленные. Поэтому вполне возможно, что эти ошибки вызваны неучтённой зависимостью скорости сигналов от скорости излучивших их спутников и могут быть устранены, если учесть эту зависимость в расчётах (как в случае локации Венеры [2]). Конечно, обычно говорят, что ошибки вызваны иными причинами: распространением радиосигнала в атмосфере и ионосфере, меняющих скорость сигнала (которую не всегда точно известна), техническими погрешностями (неточностью, несинхронностью часов), ошибками в определении координат спутников и т.д. Все эти ошибки, конечно, имеют место, но роль их обычно невелика, а потому их легко выделить и устранить за счёт их специфики. Так, толщина атмосферы и ионосферы ничтожна в сравнении с дистанцией L и составляет порядка 100 км, причём скорость сигнала в атмосфере мало отличается от скорости света. К тому же эта ошибка легко устраняется сравнением времени прихода двух сигналов, переданных на разных частотах и имеющих разные скорости в атмосфере.

    В том, что источник ошибки скрыт в неучтённой зависимости скорости сигнала от скорости спутника, убеждает не только принципиальная неустранимость ошибки, но и то, что ошибка эта явно зависит от высоты h спутника над горизонтом. Так в приполярных областях Земли, где спутники не поднимаются высоко над горизонтом, ошибка определения координат заметно превосходит обычную, что естественно, поскольку при малой высоте cosh≈1. Эта ошибка вряд ли вызвана только большей толщиной атмосферы и ионосферы при скользящем падении радиолуча (как говорилось, эффект этот легко учесть, ведя передачу сигнала на двух частотах). Так же и несколько большая погрешность в определении высоты в сравнении с горизонтальной ошибкой может быть отчасти объяснена с помощью БТР. На практике можно легко проверить, насколько велико влияние скорости спутников на величину ошибки. Для этого достаточно провести обычный тест для GPS-навигаторов: положить навигатор неподвижно на высоком месте и в течение некоторого времени фиксировать выдаваемые им координаты. Эти координаты обычно дают разброс точек в пределах круга с радиусом порядка десяти метров, что сразу демонстрирует типичную ошибку навигационной системы. Если при этом для каждого из замеров знать положения на орбитах сигналящих спутников, то можно легко рассчитать, какие поправки внесло бы влияние их скорости, а также проверить, соответствует ли эта поправка направлению и величине смещения точек от центра. Обнаружение заметной корреляции докажет справедливость БТР.

    Не будучи в силах полностью устранить ошибку, вносимую влиянием скорости, с ней борются различными обходными путями. Один из способов состоит в увеличении числа передающих спутников и параллельно принимаемых каналов. Благодаря этому, если над горизонтом одновременно видны 6–10 спутников, то положение приёмника можно определить гораздо точнее, проводя вычисления по разным группам спутников, комбинируя их по три в разных сочетаниях и для каждой группы определяя положение приёмника, а после находя среднее положение. Поскольку лучевые скорости спутников имеют разную величину и знак, то вносимые скоростями ошибки в среднем гасят друг друга и потому среднее расчётное положение близко к действительному. Радиолучи, словно дротики, случайно отклонившиеся от центра мишени, если усреднить координаты их попаданий, дадут в среднем положение близкое к необходимому. Или просто ЭВМ сразу рассчитывает положение приёмника в виде координат точки с наименьшим квадратичным отклонением от сфер с радиусами L1, L2, L3, … L10 и центрами на спутниках. Этот метод, при котором вдобавок часто в ходе усреднения отбрасываются крайние, явно ошибочные точки, позволяет снизить ошибку в несколько раз.

    Другой метод состоит в измерении не абсолютного, а относительного положения приёмника, если рядом имеется базовая станция с точно известными координатами. Сравнивая координаты, рассчитанные GPS-системой для мобильного приёмника и приёмника на станции, можно по разности этих координат найти точное положение приёмника относительно станции. Поскольку вносимая движением спутников ошибка будет той же, что и для приёмника на близлежащей станции, то такой дифференциальный метод даёт точность определения координат от одного сантиметра до метра. Лишь дифференциальные, а отнюдь не прямые методы GPS-навигации (где существенно влияние скорости спутников), дают такие рекордные точности. Наконец, возможен и такой компенсирующий метод, какой был применён при радиолокации Венеры [1]: в расчётах спутник просто считают смещённым вперёд по орбите на соответствующее расстояние. Благодаря этому то же самое время задержки сигнала получается в предположении, что скорость радиосигнала не зависит от скорости спутника за счёт искусственно завышенного или заниженного расстояния до него. Такой приём может свести ошибку определения координат почти до нуля. Причём это может получиться нечаянно, поскольку координаты спутника определяют с помощью станций слежения опять же на основе радиолокационных данных, а потому ошибка может изначально вноситься в координаты спутника, маскируя влияние его скорости и вызванные ей погрешности. Применяется и ряд других корректирующих программ, в том числе с привлечением дополнительных опорных станций и геостационарных спутников, а так же корректирующие программы расчёта.

    Затронув роль корректирующих программ, стоит заметить, что в некоторые из них, особенно в те, что применяют американские военные, возможно, уже закладывается зависимость скорости света от скорости источника. На эту мысль наводит не только заявление Уоллеса о том, что военное ведомство США знает о справедливости баллистического принципа, но и то, что именно военные первыми разработали спутниковые системы навигации, а значит, должны были тщательно исследовать все источники ошибок. Кроме того, весьма интересно, что у спутниковой системы есть два режима работы: точный и приближённый, с погрешностью порядка 50 метров, который может быть включен правительством США в любое время (например, в военное), дабы ограничить возможности GPS для гражданских лиц. Не исключено, что такая смена режимов производится в действительности не направленным искажением работы системы, а просто переходом с новой на старую версию программы, в которой не учтена зависимость от скорости спутников, то есть не работает соответствующая корректирующая программа. Реальное существование такой программы могли бы подтвердить профессиональные программисты. Таким образом, ограничение доступа к полноценному GPS может оказаться просто видоизменением прежнего засекречивания информации о работе баллистического принципа.

    О том, что американские военные и разработчики давно уже столкнулись фактами, противоречащими теории относительности, говорит хотя бы работы Рональда Рэя Хатча, одного из американских основателей компании по космической навигации, специалиста по GPS и радиолокации. Хатч открыто и аргументировано признался, что результаты GPS, космические радиолокационные наблюдения противоречат специальной и общей теории относительности. Поэтому тем, кто пытается приводить GPS в качестве подтверждения СТО, следовало бы сначала послушать Хатча и его коллег, имеющих прямое отношение к этой тематике. Таким образом, согласно Уоллесу и Хатчу, вполне возможно, что ряд успехов американской космической навигационной системы связан с отказом от СТО и применением БТР. В таком случае отечественной космической промышленности тоже давно пора перевооружиться. Особенно это касается систем космической навигации, системы ГЛОНАСС, спутниковых лазерных систем, которые могут взять на вооружение БТР и баллистический принцип (рис. 5). Впрочем, не исключено, что и в отечественных радиолокационных системах незаметно учтён этот принцип. Например, в физике плазмы уже давно пользуются так называемой баллистической теорией эхо в отношении электромагнитных волн Ван Кампена. Эти незатухающие волны (предсказанные ещё А. Власовым как одно из решений его кинетического уравнения), несутся вместе с потоком частиц плазмы и потому во многом аналогичны световым волнам, переносимым вместе с модулированным потоком частиц-реонов. А ведь плазма – это основная среда космического пространства. Так что учёные уже давно могли перенести баллистические законы на движение световых сигналов в космосе.

    Если баллистический принцип реально подтвердится с помощью методов спутниковой навигации или иным путём, то под совсем другим углом предстанет и деятельность тех, кто на самом высшем уровне покрывал теорию относительности (якобы из научных соображений), а также без веских оснований препятствовал продвижению БТР. Их деятельность оказалась подрывной не только в плане уменьшения обороноспособности страны, но гораздо больше – в плане снижения научного потенциала России. Впрочем, наука ещё может возродиться, если вернётся к основам, к классической физике, включая баллистическую теорию Ритца. Спутниковые навигационные системы лишь ещё раз подтвердили справедливость этой теории. Повторилась космическая история, имевшая место век назад, когда Де Ситтер пытался опровергнуть теорию Ритца на том основании, что двойные звёзды в случае сообщения своей орбитальной скорости испущенному свету показали бы ряд необычных эффектов, в том числе звёздные орбиты оказались бы преимущественно вытянуты в направлении к Земле. И хотя из-за громадности скорости света эти эффекты тоже оказались малозаметными (что повлекло преждевременный отказ от БТР), они всё же были обнаружены. Так, эффект избыточной вытянутости орбит был открыт ещё в начале XX века и назван эффектом Барра [3]. Таким образом, Де Ситтер и другие релятивисты, повторяющие из книги в книгу его опровержение баллистической теории, сами себе роют яму, когда, ссылаясь на пример двойных звёзд, раз за разом расписываются в справедливости БТР и своём незнании реальных астрономических фактов. Так же и все другие выпады релятивистов против БТР (включая анализ ошибок GPS и ГЛОНАСС) неизменно обращаются против самих же релятивистов, оказавшихся побитыми собственным оружием. Перефразируя пословицу из эпиграфа на военный лад, можно выразиться словами Александра Невского: «Кто с мечом к нам придёт – от меча и погибнет!».

С. Семиков

Источники:

1. Дёмин В.Н., Селезнёв В.П. Мироздание постигая. М.: Молодая Гвардия, 1989.
2. Уоллес Б. Радарные измерения относительной скорости света в космосе // Spectroscopy Letters, 2(12), р. 361, 1969.
3. Семиков С. Ключ к загадкам космоса // Инженер, №3, 2006.

Дата установки: 03.05.2010
[вернуться к содержанию сайта]


Что будет, если все спутники перестанут работать?

Возможно, мы не всегда осознаем это, но мы зависим от космических технологий, вращающихся вокруг Земли. Так что будет, если все это перестанет работать? На недавней международной конференции по «космическим опасностям» я слушал, как ряд докладчиков обрисовывают сценарии судного дня. К ним относятся мощная солнечная буря, нарушившая спутниковую связь, кибератака, частично отключившая систему GPS, и обломки, выбившие из строя спутники наблюдения за Землей.

Угрозы этой космической инфраструктуре реальны, и правительства во всем мире начинают серьезно задумываться о повышении устойчивости систем, на которые мы полагаемся. Чтобы сфокусировать их мысли и отдать дань уважения первопроходцу угроз из космоса, Орсону Уэллсу, вот что могло бы случиться, если бы мы внезапно столкнулись с днем ​​без спутников…

08:00

Ничего неожиданного не произошло. Самолеты не падали с неба, не гасли огни, отказала подача воды.По крайней мере, сначала.

Некоторые вещи сразу перестали работать, но для большинства людей они доставляли больше неудобств, чем что-либо еще. Утрата спутникового телевидения означала, что многие семьи скучали по радостным репетированным улыбкам телеведущих за завтраком и были вынуждены вместо этого разговаривать друг с другом за хлопьями. На радио не было иностранных корреспондентов, не было результатов последних международных спортивных матчей.

Но снаружи потеря глобальной спутниковой связи подвергала мир опасности.В бункере где-то в Соединенных Штатах летная эскадрилья потеряла связь с вооруженными дронами, которые они летали над Ближним Востоком. Из-за отказа безопасных систем спутниковой связи солдаты, корабли и самолеты оказались отрезанными от своих командиров и уязвимыми для нападения. Без спутников мировые лидеры изо всех сил пытались разговаривать друг с другом, чтобы снизить растущую глобальную напряженность.

Тем временем над Атлантикой тысячи пассажиров смотрели фильмы, не обращая внимания на трудности в кабине экипажа, когда пилоты изо всех сил пытались поговорить с авиадиспетчером.Без спутниковых телефонов контейнеровозы в Арктике, рыбаки в Китайском море и гуманитарные работники в Сахаре оказались изолированными от остального мира.

Когда люди начали работать в своих офисах в Токио, Шанхае, Москве, Лондоне и Нью-Йорке, им стало трудно разговаривать с коллегами из других стран. Электронная почта работала, и Интернет казался нормальным, но многие международные телефонные звонки не удались. Системы быстрой связи, которые связывали мир, рушились.Вместо того, чтобы сжиматься, казалось, что Земля становится больше.

11:00

Когда президенты и премьер-министры собрали свои кризисные группы, стала возникать новая угроза глобальной стабильности: потеря глобальной системы позиционирования (GPS). Для большинства из нас GPS помог нам добраться из пункта А в пункт Б, не потерявшись по пути безнадежно. Это изменило жизнь компаний по доставке грузов, помогло службам экстренной помощи быстрее выявлять инциденты, позволяло самолетам приземляться на изолированные взлетно-посадочные полосы и позволяло отслеживать и отслеживать грузовики, поезда, корабли и автомобили.Но GPS оказался гораздо более распространенным в нашей жизни, чем многие из нас могли предположить.

Спутники GPS — это не более чем высокоточные атомные часы в космосе, передающие сигнал времени обратно на Землю. Приемники на земле — например, в вашем автомобиле или смартфоне — принимают эти сигналы времени от трех или более спутников. Сравнивая сигнал времени из космоса со временем в приемнике, приемник может вычислить, как далеко находится спутник.

Но у этих сигналов точного времени из космоса есть много других применений.Выяснилось, что от этого все больше зависит наше общество. Наша инфраструктура поддерживается временем — от отметок времени сложных финансовых транзакций до протоколов, которые объединяют Интернет. Когда пакеты данных, передаваемые между компьютерами, не синхронизируются, система начинает выходить из строя. Без точного времени каждая сеть, управляемая компьютерами, подвергается риску. Что означает почти все.

Когда сигналы GPS прекратились, сработали резервные системы (использующие точные часы на земле).Но через несколько часов время начало уходить. Доля секунды в Европе по сравнению с США; крошечная разница между Индией и Австралией. Облако начало давать сбой, поиск в Интернете стал медленнее, Интернет начал останавливаться. Первые отключения электроэнергии произошли позже вечером, когда передающие сети пытались сбалансировать спрос. На компьютеризированных водоочистных сооружениях инженеры перешли на ручные резервные системы. В крупных городах светофоры и железнодорожные сигналы по умолчанию стали красными, что привело к остановке транспорта.Услуги мобильной связи, и без того неоднозначные, к вечеру наконец перестали работать.

16:00

К этому времени авиационные власти неохотно приняли решение о посадке коммерческих самолетов. Из-за потери спутниковой связи и GPS уже было отменено большинство рейсов, но последней каплей оказалась более приземленная ошибка: погода.

Хотя метеорологические аэростаты, наземные и судовые наблюдения по-прежнему важны, прогнозирование становится все более надежным и зависит от спутников.Розничные торговцы использовали данные о погоде, чтобы заказывать нужные продукты — нет смысла запасаться мясом для барбекю, если перспективы были мрачными. Фермеры полагались на прогнозы при посадке, опрыскивании и уборке урожая. Авиационной отрасли нужны прогнозы для принятия решений, которые повлияют на жизнь пассажиров.

Самолеты оснащены радаром для обнаружения плохой погоды или других источников турбулентности, но они принимают к сведению постоянные обновления с земли. Эти «прогнозы текущей погоды» позволяют им отслеживать развитие погодных условий и действовать соответствующим образом.Это особенно важно над океанами, где наблюдения с судов немногочисленны.

Если бы пассажиры трансатлантических рейсов знали об этом, они бы дважды подумали перед посадкой. Без данных метеорологических спутников система штормов, быстро развивающаяся над океаном, была пропущена, и самолет влетел прямо в нее. В результате сильной турбулентности, испытанной пассажирами, несколько человек были ранены, а остальные серьезно травмированы. Но, по крайней мере, им нужно завершить свое путешествие.Другие путешественники по всему миру застряли за тысячи миль от дома.

22:00

К настоящему времени стали очевидны все последствия того, что впоследствии стало известно как «день без спутников». Были серьезно нарушены связь, транспорт, энергоснабжение и компьютерные системы. Глобальный бизнес остановился, и правительства изо всех сил пытались справиться с этим. Политиков предупредили, что цепочки поставок продуктов питания скоро выйдут из строя. Опасаясь нарушения общественного порядка, правительства приняли чрезвычайные меры.

Если нарушения продолжатся, то каждый день будет приносить новые проблемы. Больше не будет спутниковых данных, показывающих состояние сельскохозяйственных культур, незаконные рубки в Амазонке или арктический ледяной покров. Спутники, используемые для создания изображений и карт для спасателей, реагирующих на стихийные бедствия, будут отсутствовать, как и спутники, производящие долгосрочные записи климата. Это была дань уважения космической индустрии, что мы могли принять все это как должное, но только когда спутники были потеряны, кто-то заметил…

Итак, могло ли все это случиться? Только если все сразу выйдет из строя, а это маловероятно.Несомненно то, что инфраструктура, на которую мы все полагаемся, становится все более зависимой от космических технологий. И что без спутников мир был бы совсем другим.

Вы согласны с Ричардом? Если вы хотите прокомментировать эту историю или что-то еще, что вы видели в Future, перейдите на нашу страницу в Facebook или напишите нам в Twitter.

Все, что вам нужно знать о GPS-отслеживании — Tracki

В древние времена люди изобретали довольно экстремальные методы, чтобы не заблудиться.Они полагались на памятники и сделанные вручную карты, чтобы убедиться, что движутся в правильном направлении.

Но сегодня все, что вам нужно, — это портативное устройство, чтобы определять ваше точное местоположение на Земле.

Система глобального позиционирования или GPS была впервые представлена ​​и использована Министерством обороны США. Система представляет собой сложную структуру из 31 спутника, находящегося на орбите над Землей, и они отвечают за предоставление геолокации и информации о времени для устройств GPS.

Как работает GPS

Все 31 спутник в GPS работают на солнечной энергии, и каждый из них обращается вокруг Земли на расстоянии около 20 000 километров и делает два оборота каждый день. Поскольку физически измерить расстояние до этих спутников невозможно, мы прибегаем к использованию скорости сигнала, отправляемого спутниками GPS, и времени отправки этих сигналов. Это легко, потому что спутники посылают радиосигналы. Эти сигналы, которые отправляются постоянно, содержат текущее время и данные о местоположении спутников.Поскольку скорость радиоволн постоянна и не зависит от скорости спутника, временная задержка между передачей сигнала спутником и его приемом приемником пропорциональна расстоянию от спутника до приемника. Приемник GPS отслеживает несколько спутников и решает уравнения для определения точного положения приемника и его отклонения от истинного времени.

Получив информацию о том, сколько времени прошло или как далеко находятся три других спутника, ваш GPS-приемник может определить ваше местоположение с помощью процесса, называемого трилатерацией .

Трилатерация работает путем определения вашего местоположения на земном шаре после того, как известно местоположение спутников GPS, вращающихся вокруг Земли, и их расстояние от вашего местоположения. Если бы приемник GPS обнаружил сигнал только от одного спутника, все, что мы могли бы сказать, это то, что мы могли бы находиться где угодно на поверхности сферы с радиусом, равным расчетному расстоянию от спутника. Если бы мы получали сигналы только от двух спутников (например, спутников A и B), мы могли бы сказать, что находимся где-то по кругу, нарисованному пересечениями сфер, описываемых двумя сигналами.Но с помощью третьего спутникового сигнала мы можем определить точное местоположение устройства GPS, потому что три сферы будут пересекаться в одной точке.

Данные с четвертого спутника — или даже с более чем четырех спутников — дополнительно повышают точность определения местоположения точки и позволяют рассчитывать такие факторы, как высота или, в случае самолета, высота. Сегодня приемники GPS обычно отслеживают четыре-семь спутников одновременно и используют принцип трилатерации для анализа информации.

Так как же началась эта изощренность?

Происхождение

Все началось со спутника. Холодная война была соревнованием между Соединенными Штатами и Советским Союзом на всех мыслимых аренах — даже в космосе. Когда Советский Союз запустил первый в мире искусственный спутник, Спутник-1, это вызвало у американской общественности сильный страх и беспокойство по поводу того, что Советский Союз превзошел технологические достижения Соединенных Штатов. Затем американские ученые попытались отследить советский спутник.Исследователи из Лаборатории прикладной физики Университета Джона Хопкинса Уильям Гуйер и Джордж Вайффенбах обнаружили, что они могут отслеживать положения первых спутников на основе эффекта Доплера, который заставляет менять тембр автомобильного гудка, когда проезжающий мимо автомобиль. С другой стороны, ученые из Массачусетского технологического института также заметили, что частота радиосигналов, передаваемых небольшим российским спутником, увеличивалась по мере приближения и уменьшалась по мере удаления.

Из-за этого беспокойства американские ученые обнаружили, что спутники можно отслеживать с земли, измеряя частоту излучаемых ими радиосигналов, и, наоборот, расположение приемников на земле можно отслеживать по их удалению от спутников.

В 1959 году ВМС США провели эксперименты по спутниковой навигации для отслеживания американских подводных лодок с ядерными ракетами. Первая настоящая спутниковая навигационная система, которую она назвала TRANSIT, использовала шесть спутников, вращающихся вокруг полюсов американских подводных лодок, для наблюдения за изменениями спутников с помощью эффекта Доплера и определения местоположения подводной лодки в течение нескольких минут.

Исследования, спонсируемые военными, продолжались в 1970-х и 1980-х годах, когда ученые пытались улучшить точность, надежность и скорость сигнала спутниковой навигации. В начале 70-х годов Министерство обороны (DoD) хотело создать надежную и стабильную систему спутниковой навигации. Воспользовавшись предыдущими идеями ученых ВМС США, Министерство обороны решило использовать спутники для поддержки предлагаемой ими навигационной системы. Военные подразделения, проработавшие над системой GPS в течение последних 11 лет, в 1978 году запустили свою первую навигационную систему с синхронизацией и дальностью (NAVSTAR).Технология переключилась с отслеживания доплеровских сдвигов на использование триангуляции и синхронизации сигнала. Чем дольше сигнал достигал приемника GPS, тем дальше находился спутник в момент отправки сигнала.

В конце 70-х годов военные запустили в космос еще 11 испытательных спутников для тестирования системы NAVSTAR, которая к тому времени называлась просто системой GPS. На некоторых из этих спутников, начиная с 1980 года, были установлены датчики, предназначенные для обнаружения запуска или детонации ядерных устройств.

Хотя глобальная система позиционирования была запущена в 1973 году, она была в высшей степени секретной и принадлежала исключительно военным США.Но вскоре после того, как русские сбили рейс 007 Korean Air, в результате чего погибли 269 человек, после того, как он отклонился от курса в советское воздушное пространство над полуостровом Камчатка, президент Рейган предложил разрешить всем гражданским коммерческим самолетам использовать систему глобального позиционирования для улучшения навигации и безопасности полетов.

К 1985 году правительство США заключило контракт с частными корпорациями на разработку бортовых, корабельных и портативных приемников GPS. Проект по созданию миниатюрного GPS-приемника успешно завершился в 1991 году, заменив прежние 16-килограммовые военные приемники на 1.25-килограммовый портативный приемник.

Однако министерство обороны опасалось, что военные противники могут использовать систему в своих интересах. В 1990 году они решили сознательно снизить точность системы. В декабре 1993 года глобальная система определения местоположения достигла первоначальных эксплуатационных возможностей для военных, а орбитальная система с 24 спутниками стала полностью работоспособной в начале 1994 года.

Удивительно, но это было в 1999 году, когда производитель мобильных телефонов, Benefon, выпустил первый коммерчески доступный телефон с GPS, телефон безопасности под названием Benefon Esc! Телефон GSM продавался в основном в Европе, но за ним последовали и многие другие мобильные телефоны с поддержкой GPS.К началу 21 века Министерство обороны положило конец целенаправленной деградации точности GPS, которую оно реализовало в 1990 году. За ночь GPS стала в десять раз точнее, и вскоре все отрасли промышленности — от рыболовства до лесного хозяйства и управления грузовыми перевозками — стали более точными. начал его использовать. С этого началась эра, когда технология GPS-приемников стала намного меньше, дешевле и доступнее, и частные компании начали производить личные GPS-продукты.

За это время мобильные телефоны и планшеты развились вместе с использованием технологии GPS-навигации.Мобильные телефоны могли выполнять GPS-навигацию и процессы отслеживания с помощью приложений. Все больше и больше коммерческих автомобилей оснащалось компьютеризированными системами приборных панелей и коммуникационными платформами, такими как Qualcomm, Tom Tom и Garvin.

К середине 2000-х годов технология GPS-навигации превратилась в системы слежения. Отчасти это произошло из-за улучшений межмашинной связи (M2M), которая является предшественницей Интернета вещей (IoT). По мере того как GPS-слежение становилось все более точным, росли облачные технологии и параметры датчиков.К 2015 году высококачественные приемники GPS смогли обеспечить точность по горизонтали выше 11 футов.

В настоящее время в ведении ВВС США находится созвездие из 31 действующего спутника GPS, а также три выведенных из эксплуатации спутника, которые при необходимости могут быть повторно активированы.

Использует

Сегодня GPS — это радионавигационная система, принадлежащая правительству США и управляемая военно-воздушными силами США для обеспечения национальной обороны, национальной безопасности, гражданских, коммерческих и научных нужд.В эпоху Интернета его использовали в качестве приемников для направления и для навигационных приложений, которые сообщают нам, где мы находимся и как перемещаться между точками.

Тем не менее, он широко используется в авиации, военной и морской навигации. Различные другие отрасли также продолжают извлекать выгоду из этой технологии благодаря ее способности снижать эксплуатационные расходы и повышать производительность и профессионализм. Что наиболее важно, он предоставляет каждому дополнительный уровень безопасности для защиты как близких, так и имущества.

Вот лишь несколько отраслей, в которых используется GPS.

В этом секторе для работы использовались устройства GPS. У фермеров есть определенный сезон для посадки, прополки и сбора урожая. Воспользовавшись сменой времен года, они устанавливают GPS-приемники на свои тракторы и другую сельскохозяйственную технику. Это позволяет им наносить на карту плантации и гарантировать, что они вернутся точно в то же время при посадке или прополке в следующий сезон. Эта стратегия эффективна, особенно в условиях плохой видимости.Более того, точность, которую обеспечивает GPS, делает его пригодным для картографирования местоположений образцов почвы.

В современных самолетах используются GPS-приемники для определения местоположения самолета в реальном времени, которое необходимо знать пилотам и пассажирам. Они также предоставляют карту различных пунктов назначения в зависимости от того, где находится самолет. Они также используют приложение, чтобы отслеживать самолет и направлять пилота в случае изменения погодных условий или возникновения других проблем.

Технология слежения за автопарком — один из самых быстрорастущих вариантов использования GPS-навигации.GPS-трекеры автопарка помогают менеджерам автопарков определять местонахождение их транспортных средств, устанавливать кратчайшие маршруты, которые сотрудники могут выбрать для более быстрой доставки, и сообщать водителям маршруты движения в реальном времени. Что еще более важно, это позволяет менеджерам быстро реагировать на чрезвычайные ситуации и оказывать помощь в отслеживании дорожно-транспортных происшествий. Такие технологии слежения за парком, как телематика, исключительно повышают эффективность автопарка. Телематика помогает собирать данные о транспортных средствах автопарка о привычках вождения водителей. Данные о слишком большом ускорении или превышении скорости позволяют менеджеру автопарка принимать обоснованные решения об обучении водителей снижению расхода топлива за счет вождения автомобиля на оптимальной скорости.Благодаря этим данным, технология отслеживания автопарка помогла снизить расход топлива на 10-15% ежегодно.

Устройства

GPS сейчас широко используются при расследованиях по поимке преступников. Полиция также использует его для отслеживания людей, которые считают, что их жизни угрожает опасность. Для современных частных детективов GPS-трекеры — бесценный актив, когда дело доходит до наблюдения. Он не только предоставляет конкретные доказательства, но и устройства GPS-слежения безопасны, эффективны и экономичны.

GPS используется капитанами лодок, чтобы помочь им легче ориентироваться в воде к месту назначения.GPS помогает им убедиться, что каналы свободны. Они также используют эти устройства, чтобы убедиться, что нет препятствий, которые могут помешать навигации. Они требуются даже в морских департаментах, поскольку они используются для картирования и позиционирования дноуглубительных работ в реках, отмелях и пристанях, чтобы другие лодки знали, на какую глубину они должны заходить.

Министерство обороны США было первым, кто разработал систему приложений GPS, и с тех пор эта система была принята на вооружение многочисленными вооруженными силами по всему миру.Другие страны даже решили развивать свои спутниковые навигационные сети в качестве защитного механизма во время войны. Сегодня они используются для определения местоположения транспортных средств и ракет, особенно во время войны.

Есть много научных приложений GPS, выходящих за рамки просто навигации. Устройства GPS используются в различных областях, включая физику, биологию и науку о Земле. Его можно использовать для выявления структурных проблем на дорогах и зданиях, а также для прогнозирования стихийных бедствий, таких как землетрясения, посредством мониторинга движения тектонических плит.Ученые всего мира также используют радиосигналы со спутников GPS, чтобы больше узнать об атмосфере нашей собственной планеты. Он использовался для изучения дикой природы, ландшафта и инфраструктуры человека.

Устройства слежения

GPS используются многими для отслеживания себя или тех, кто для них важен, таких как их близкие, домашние животные и имущество. Вскоре после того, как GPS стал доступен для гражданского использования, несколько производителей представили GPS-трекеры, предназначенные для отслеживания транспортных средств и других объектов.

Устройства

GPS используются в телекоммуникационной отрасли для обеспечения точности, надежности и стабильности работы пользователей. Хотя часы могут обеспечить это, GPS поддерживает определение синхронизированных часовых поясов с помощью спутниковых сигналов.

Типы GPS

Существует два основных типа GPS-трекеров: пассивные трекеры и активные GPS-трекеры. Пассивный GPS и активный GPS одинаково полезны, и оба они помогли пользователям по-разному, но способы их работы различаются.

Пассивный GPS Пассивные GPS-трекеры

не предоставляют обновления в режиме реального времени. Информация, собранная этими устройствами, хранится во внутренней памяти. Большинство пассивных трекеров не требуют ежемесячной платы, поэтому вы можете ожидать, что это будет более экономичный вариант по сравнению с активными трекерами.

Кто может воспользоваться пассивными GPS-трекерами?

  • Любители фитнеса и активного отдыха. Бегуны или альпинисты используют регистраторы данных для расчета пройденного ими расстояния.
  • Родители подростков. Родители могут использовать это, чтобы отслеживать привычки вождения своего подростка.
  • Менеджеры автопарка. Менеджеры автопарка могут использовать данные, собранные пассивными GPS-трекерами, для отслеживания поведения своих сотрудников и водителей.

Активный GPS С другой стороны,

Активные GPS-трекеры обрабатывают и доставляют данные в режиме реального времени. Если вы купите один из них, вы будете получать уведомления и предупреждения в любом месте, что позволит вам наблюдать за каждым движением отслеживаемого объекта.

Понятно, что активные GPS-трекеры стоят дороже пассивных, но цена оправдана надежным программным обеспечением, которое поставляется вместе с ними, и удобством доступа к данным в реальном времени.

Кто может воспользоваться активными GPS-трекерами?

  • Сиделки. Опекунам лучше использовать активную технологию GPS, чтобы отслеживать пожилых людей и следить за тем, чтобы они находились в безопасном периметре. С помощью устройства они также могут легко выследить их, если они заблудятся.
  • Родители детей. Около 90% пропавших без вести детей просто неправильно поняли указания или неверно передали свои планы, потерялись или сбежали. Активные GPS-трекеры могут очень помочь родителям отслеживать местонахождение своих детей, особенно во время чрезвычайных ситуаций.
  • Родители подростков-водителей. Активные GPS-трекеры уведомляют родителей о любых сигналах бедствия, отправленных подростками-водителями с помощью активного GPS-трекера.
  • Владельцы домашних животных. Пропавший питомец — худший кошмар каждого хозяина.Все больше и больше владельцев собак начинают вкладывать средства в активные GPS-трекеры, чтобы определять местонахождение своих бродячих питомцев.
  • Любители дронов. Дроны неожиданно улетают по разным причинам. Чтобы избавиться от этого беспокойства, энтузиасты дронов устанавливают на свои дорогие дроны GPS-трекеры в реальном времени, чтобы легко их отслеживать.
  • Менеджеры автопарка. Чтобы повысить производительность и прибыль, менеджеры автопарка выбирают точность, обеспечиваемую данными в реальном времени.

Правовые вопросы использования GPS-трекеров Устройства

GPS являются относительно новой технологией, и законность их использования может варьироваться в зависимости от штата.Даже федеральные суды разделились во мнениях о том, как обращаться с технологиями. Если у вас есть какие-либо юридические вопросы, связанные с устройством GPS-слежения, вам следует проконсультироваться с адвокатом по уголовным делам. Это особенно верно, если вы считаете, что полиция неправомерно использовала против вас улики GPS. Поверенный рядом с вами сможет объяснить законы GPS вашего штата и объяснить, какие у вас есть права и средства правовой защиты.

Во-первых, использование устройства GPS-слежения на любом автомобиле или имуществе, которым вы владеете, является совершенно законным.Но прежде чем использовать устройство слежения GPS на чужом лице, транспортном средстве или собственности, вам следует провести небольшое исследование действующих федеральных, государственных и местных законов. Законы постоянно пересматриваются, поскольку в юридическом мире появляются новые дела, поэтому важно быть в курсе этих изменений. На данный момент вот что нужно знать частным лицам о GPS-отслеживании и законодательстве.

Как правило, использование устройства GPS-слежения является законным, если

  • вы или ваша организация владеете транспортным средством или активом, которые необходимо отслеживать;
  • вы владеете активом, который может быть изъят без вашего разрешения;
  • Ваши дети (до 18 лет) находятся в центре внимания слежения; или
  • , вы отслеживаете автомобиль или актив с целью восстановления права владения в случае невыполнения обязательств по кредиту.

С другой стороны, это незаконно только в том случае, если вы не являетесь владельцем автомобиля и не имеете согласия на его отслеживание.

Отзывы

На протяжении многих лет GPS-трекеры использовались по разным причинам и в различных сферах бизнеса. Крупные и малые предприятия и люди из всех слоев общества извлекли выгоду из этой технологии, делясь своими историями и рекомендуя эти устройства своим связям.

Выжившие с тонущей лодки

Ночью 1 октября 2011 года затонула лодка с двумя людьми на борту в сильно затуманенном норвежском архипелаге.Лодка затонула менее чем за минуту. Благодаря спасательным жилетам и GPS-трекеру, Арне Бауэр и Руне Йенсен, доплывшие до небольшого острова, были найдены в течение 30 минут. GPS-трекер сообщил о местонахождении обоих мужчин на борту лодки и на острове. Оба мужчины были доставлены на машине скорой помощи в Тёнсберг, очень холодными, но живыми.

Кондиционеры

Строительная компания в Джексонвилле, Флорида, вернула украденные кондиционеры на сумму более 100 тысяч долларов. Потрясенная кражами и потерями, компания начала добавлять GPS-трекеры в свои наружные блоки.Затем они настроили оповещения о геозоне, чтобы получать уведомления, когда их оборудование выйдет из определенной области, и, прежде чем они узнали об этом, они были уведомлены о том, что их кондиционеры находятся не в том месте, где они их оставили.

После определения местоположения по GPS они смогли отследить 60 других украденных предметов, которые хранились на складе.

Поиск грабителя

Дэйв Крукс, учитель из Калгари, Альберта, почти регулярно терял свой iPhone в своем доме.Чтобы не потерять полностью, он установил на свой девайс GPS-трекер. Однажды его телефон украли вместе с ключами от машины и бумажником. Благодаря устройству GPS, установленному на его iPhone, он смог отследить его.

Он немедленно позвонил в службу 911. Используя GPS-слежение, Крукс в реальном времени предоставил офицеру в полицейской машине обновления местоположения. Подозреваемого выследили до церковной стоянки. Телефон Крукса вернули ему всего через час.

Угон грузовика

У владельцев LeadingEdge Plumbing & Rooter в Сильмаре, Калифорния, украли один из автомобилей.Когда это произошло, не было никаких устройств GPS, которые помогли бы им сразу же отследить угнанный автомобиль. Это означало, что к тому времени, когда он был наконец восстановлен, компания безвозвратно потеряла инструменты и оборудование на сумму 40 000 долларов, потому что у них не было возможности выяснить, куда ушел грузовик после того, как вор его забрал.

Опасаясь, что им придется увидеть пропажу еще одного грузовика, который никогда не будет найден, они решили приобрести устройство слежения за транспортными средствами GPS. Год спустя другой вор попытался отогнать один из их грузовиков, но, поскольку теперь у них установлена ​​система слежения, их техники быстро заметили проблему и немедленно позвонили в полицию и домашний офис.

Команда наблюдала на своей онлайн-панели GPS, как маленькая точка, представляющая их украденный автомобиль, перемещалась по городу. Сообщив эту информацию полиции в режиме реального времени по телефону, они смогли направить полицейских, в том числе полицейский вертолет, прямо к месту нахождения вора. Менее чем через час вор был пойман, грузовик был возвращен, инструменты были спасены, и на этот раз оборудование на сумму около 100 000 долларов благополучно добралось до их штаб-квартиры.

Лучшие GPS-трекеры, которые вы можете купить сегодня

Выбор подходящего GPS-трекера похож на выбор телефона.Поскольку у всех разные потребности, лучше всего начать с определения основной цели покупки. Тем не менее, если вы хотите купить один для себя, но не знаете, какие из них стоят денег, мы подготовили список лучших GPS-трекеров, которые вы можете приобрести сегодня.

Trackimo

Компактное и легкое устройство Trackimo — это устройство слежения, время работы от аккумулятора которого соответствует сроку службы самых дорогих устройств, которые вы можете найти на рынке. Для экономии энергии в нем используется датчик, активируемый движением, который автоматически переходит в спящий режим, когда устройство перестает двигаться, и снова просыпается после его перемещения.И в отличие от большинства трекеров, продаваемых прямо сейчас, Trackimo использует в общей сложности четыре различных технологии отслеживания, а именно GPS, GSM, Wi-Fi и Bluetooth, для определения точного местоположения всего, что вы хотите отслеживать по всему миру, в помещении или на улице.

Это устройство мониторинга можно использовать для наблюдения за детьми, подростками, супругами, пожилыми людьми, домашними животными, багажом, автомобилями, мотоциклами, флотом, лодками, дронами, доставками, активами и многим другим. Это видно по подаркам, которые вы получаете помимо трекера в доставленной вам коробке: силиконовый чехол, который делает Trackimo водонепроницаемым, шнурок, дополнительную липучку, магнитную насадку и намагниченную мини-отвертку, которая поможет вам переключиться. те вне.Для отслеживания близких на трекере есть четко обозначенная кнопка SOS, которая после активации предупреждает власти или определенных лиц, выбранных пользователем, путем отправки предупреждающего сообщения по SMS или электронной почте, содержащего точное местоположение пользователя, включая направления. Приложение Trackimo также известно как лучшее из всех GPS-трекеров; Создавать геозоны, проверять историю местоположений, настраивать параметры и переключать оповещения чрезвычайно просто.

В целом, Trackimo легко превосходит несколько других GPS-трекеров, которые стоят в два или три раза дороже, будучи бесплатными в течение первых 12 месяцев и всего 5 долларов в месяц после этого, что делает его наиболее экономичным способом отслеживания и защиты. ваши близкие и ваше ценное имущество.

Spytec

Spytec обладает высокой точностью, а время автономной работы составляет 2 недели. Однако он полагается на устаревшую сеть 2G и покрытие T-Mobile, поэтому, чтобы вы могли воспользоваться его возможностями отслеживания, вам нужно убедиться, что вы собираетесь использовать его в зоне, покрытой T-Mobile. Мобильный.

Как и большинство его конкурентов, Spy Tec STI GL300 имеет функцию зон. Это позволяет вам определять геозоны и устанавливать ограничения скорости, что делает его хорошим устройством для отслеживания привычек сотрудников или водителей-подростков.Он также имеет кнопку SOS, которую можно настроить для вызова нескольких контактов в случае возникновения чрезвычайной ситуации.

Устройство слежения

Spy Tec имеет изменяемую структуру оплаты, что означает, что чем больше вы платите, тем больше вариантов интервалов отслеживания у вас есть. Различные уровни тарифных планов GL300 от Spy Tec по сути одинаковы, единственное существенное различие заключается в частоте отправки обновлений устройством. На базовом уровне (25 долларов в месяц) вы можете отслеживать устройство до одного раза в минуту. На самом продвинутом уровне (45 долларов в месяц) вы можете отслеживать его до одного раза в пять секунд, что на самом деле является довольно высокой ценой за интервалы, которые на 55 секунд меньше.Отслеживание устройства с такой высокой скоростью не должно быть для вас огромным приоритетом, если только вы не планируете отслеживать большое количество автомобилей.

Пожалуй, самая сильная сторона этого трекера — выдающееся время автономной работы. Акселерометр внутри устройства отключает его, когда оно не движется. Однако размер трекера компенсирует такой большой заряд батареи. GL300 более громоздкий, бросающийся в глаза и менее привлекательный визуально, чем некоторые из его конкурентов.

С точки зрения базовой функциональности и времени автономной работы Spy Tec — хороший вариант.Но если вы просто ищете на рынке другие трекеры, есть ряд с большим количеством функций и более привлекательной ценой на тарифный план.

СКАУТ

SCOUT Universal — автомобильный GPS-трекер с очень доступной ежемесячной платой за обслуживание в размере 8,33 доллара в месяц. SCOUT может противостоять водным и грязевым условиям, которым подвергаются мотоциклы и квадроциклы, что делает его популярным среди искателей приключений. Его устройство может похвастаться чипом GPS, сотовым радио, Bluetooth слежением, акселерометром и магнитометром.Батареи хватает всего на три дня при непрерывном использовании. Хорошо, что, поскольку он разработан для транспортных средств, SCOUT можно подключить и спрятать менее чем за 10 минут на любом мотоцикле. Однако использование его для близких будет означать постоянную зарядку в течение недели. Обратите внимание, что использование режима экономии заряда батареи SCOUT продлевает срок службы батареи за счет отказа от питания GPS и модулей сотовой связи, что делает его менее точным. Еще один недостаток использования его для семьи — явное отсутствие кнопки SOS. Если вам нужны трекеры для защиты детей, выберите другое устройство.

И что еще интереснее, в комплект поставки входят различные насадки на выбор, адаптер для зарядки, USB-кабель и универсальный комплект для проводов. Как и все трекеры, SCOUT позволяет создавать геозоны, запоминать ваши предыдущие местоположения и предлагает приложение с регулярными обновлениями для новых или улучшенных функций. Все эти включения делают этот агрегат отличным приобретением по прямому назначению.

PrimeTracking

Если не из-за отсутствия логотипа производителя, трекер PrimeTracking полностью похож на GL300W от Americaloc.Однако новейшая версия PrimeTracking использует сеть 4G LTE и дает вам обновления каждые 10 секунд, какой бы тарифный план вы ни выбрали. Стандартный тарифный план стоит 25 долларов в месяц, что неплохо, если учесть, что есть GPS-трекеры 3G, которые стоят намного дороже, но с тем же количеством функций.

PrimeTracking пока производит на своих пользователей такое же впечатление, как и Americaloc, особенно благодаря «100% безрисковой покупке», которую они гарантируют каждому клиенту. Они также не взимают плату за активацию или отмену.Однако, поскольку он почти полностью идентичен Americaloc GL300W, все еще есть, хотя и довольно редко, жалобы на неточность из-за определенных препятствий в городе и явное отсутствие отслеживания Wi-Fi и Bluetooth. Международное отслеживание также относительно, поскольку в некоторых странах определенно нет 4G, несмотря на заявления бренда о возможности отслеживать кого угодно или что угодно из любой точки мира.

Устройство

PrimeTracking стоит всего 50 долларов, что на самом деле так же доступно, как устройство 2G от Amcrest.Короче говоря, 4G LTE-трекер PrimeTracking — хорошая покупка, если вам действительно нужно отслеживать обновления всего за 10 секунд.

Кубит GPS-трекер

Qbit предназначен для детей, пожилых людей и людей с особыми потребностями. Это крошечное устройство оснащено кнопкой SOS, быстрыми наборами, геозонами и водонепроницаемым корпусом. В нем также есть микрофон и динамик для двусторонней связи и голосового мониторинга. Однако Qbit работает только в США, Канаде и Мексике, что означает, что международное отслеживание в настоящее время недоступно.

Аккумулятор требует частой зарядки, максимум 3 дня. Некоторые покупатели жаловались, что полностью заряженный аккумулятор разрядился после 5 часов непрерывного использования. Сообщения об ошибках также довольно распространены, и приложение может использовать некоторые улучшения с точки зрения интерфейса и команд. Qbit также использует только сетевое соединение 2G, что является плохой новостью для тех, кто живет в местах, где 2G скоро будет полностью прекращен.

Тем не менее, Qbit довольно доступен; устройство стоит 45 долларов, а ежемесячная подписка — 15 долларов, так что вы четко получаете то, за что заплатили.Тем не менее, цена по-прежнему не могла сравниться с функциональностью, универсальностью, включениями и тарифными планами Trackimo. Если вы ищете оптимальную функциональность по доступной цене, Trackimo по-прежнему возглавляет список.

Что такое GPS-слежение и как оно работает?

Современные технологии GPS стали важной частью современной жизни, а GPS-слежение — это процесс, лежащий в основе любой системы слежения за транспортными средствами. Скорее всего, вы сталкиваетесь с подобными технологиями на работе и в повседневной жизни, но действительно ли вы их понимаете? И знаете ли вы, как максимально эффективно использовать GPS-слежение, чтобы повысить эффективность и безопасность вашего коммерческого флота?

Здесь мы объясним основы отслеживания GPS, включая то, как оно работает, для чего его можно использовать, а также немного об основах и происхождении современных систем GPS.Так что в следующий раз, когда вы столкнетесь с этой технологией, вы сможете оценить то, как она чудесным образом улучшает вашу жизнь.

Что такое GPS-слежение?

Отслеживание GPS относится к системе глобального позиционирования. Он включает в себя сеть из 24 спутников на орбите и устройств на земле, которые могут с удивительной точностью определять местоположение человека или объекта на Земле. GPS-слежение отслеживает три отдельных набора данных: позиционирование, навигацию и время.

Вы можете этого не осознавать, но эта технология существует уже давно.Первоначально GPS был создан для использования в военных целях в 1960-х годах. В 1983 году GPS стала доступна для всеобщего использования, и с тех пор технология только выросла. Сегодня он используется для всего: от высокоточных военных маневров в чужих странах до игр для детей, играющих на мобильных телефонах в вашем районе.

Как работает GPS-слежение?

GPS требует использования множества спутников, вращающихся вокруг Земли. Эти спутники постоянно передают информацию о своем местонахождении и статусе над нами. Это постоянно контролируется главной станцией управления GPS, а также другими станциями слежения и мониторинга здесь, на земле, для обеспечения точности и правильного функционирования.Главный пульт управления также отвечает за техническое обслуживание и исправления, если что-то пойдет не так.

Устройство GPS на Земле принимает эти сигналы, интерпретируя уникальные данные каждого из них. Нанося на карту местоположения четырех или более спутников относительно устройства слежения, он может триангулировать свое точное положение в трехмерном пространстве. Для проверки данных и обеспечения более точного определения местоположения часто используется больше спутников.

Для чего используется GPS-слежение?

Вы, наверное, знакомы с некоторыми из наиболее распространенных применений технологии GPS, но есть и другие, о которых вы, возможно, никогда не задумывались.GPS — важная часть всех видов операций, от военных до служб быстрого реагирования, до коммерческого и личного использования.

Использование GPS в военных целях

GPS началось в вооруженных силах более 50 лет назад, и военные продолжают использовать его для отслеживания самолетов, передвижения войск, навигации на море и многого другого. GPS-навигация в армии особенно важна для тех, кто находится на незнакомой территории или для подразделений, перемещающихся в ночное время.

Совсем недавно новая технология GPS позволила военным использовать БПЛА (беспилотные летательные аппараты).Эти БПЛА (иногда называемые дронами) являются технологией, спасающей жизнь, поскольку они позволяют нам видеть и работать в некоторых из самых опасных мест на Земле, не подвергая опасности наших военнослужащих и женщин. Они могут управляться удаленно и часто используются для разведки, наблюдения и разведки.

Поиск и спасение

GPS-слежение играет важную роль в поисково-спасательных операциях, позволяя спасателям отслеживать местоположения, которые они посетили, видеть общую картину в поисковой операции или даже получать данные GPS непосредственно из GPS-устройство или телефон потерянного человека.

Когда поисково-спасательная операция ищет выживших после крупного бедствия или пытается найти пропавшего без вести в неосвоенной местности, они используют сеточную систему. Это гарантирует, что каждая область будет тщательно обыскана, и ни одна область не будет проверена дважды за счет других мест. Много лет назад поисково-спасательные работы проводились карандашом и бумагой. Этот метод иногда может быть неточным и сбивать с толку добровольцев. Сегодня поисково-спасательные группы часто оснащаются GPS-трекерами, чтобы обеспечить более точную схему поиска.

GPS-слежение за транспортными средствами

GPS-слежение имеет ряд коммерческих применений, но, пожалуй, одним из самых эффективных является развертывание устройств GPS для отслеживания коммерческого флота. Имея GPS на каждом автомобиле, компании с автопарком могут отслеживать точное местоположение и статус водителя, собирать убедительные данные об эффективности автопарка и при необходимости немедленно оказывать помощь на дороге.

GPS — важная часть современных систем слежения за автопарком, позволяющая отслеживать активность и местоположение транспортных средств, повышая безопасность и эффективность.Хотя некоторые были обеспокоены тем, что эта технология будет работать как «старший брат» и вызывать трудовые споры с водителями автопарков, она оказалась достойным включением в операции любого автопарка. Было доказано, что помимо упрощения и повышения точности диспетчеризации и маршрутизации, системы GPS в транспортных средствах сокращают количество аварий на 38% для малых предприятий. Это означает более безопасные дороги для всех и лучшую репутацию автопарка вашего бренда.

Использование GPS в развлекательных целях

Помимо жизненно важных приложений для обеспечения безопасности и спасения жизней для этой технологии, вы, вероятно, уже знакомы с некоторыми видами использования GPS в развлекательных целях.Это стало обычным инструментом для любителей активного отдыха. Некоторые виды деятельности, такие как геокешинг, полностью зависят от GPS-отслеживания. Другие, такие как катание на горных велосипедах, бег на длинные дистанции или пешие прогулки, улучшаются за счет добавления GPS-слежения, которое может предоставить информацию о скорости, пройденном расстоянии и точном местоположении в дикой местности.

С ростом использования смартфонов большинство из нас теперь носят с собой устройство GPS-слежения везде, куда бы мы ни пошли. Это означает, что теперь мы можем использовать эту технологию новыми и новыми способами, от приложений AR (дополненной реальности) до возможностей игр на основе определения местоположения, мы только начинаем поверхностно описывать способы использования GPS для развлечения и отдыха. .

GPS против сотовой технологии определения местоположения

Технология определения местоположения — одна из самых полезных функций, доступных для современных мобильных потребителей. Он используется для навигации, поиска потерянных телефонов или автомобилей и даже помогает родителям обезопасить своих детей.

Хотя технологии определения местоположения использовались для отслеживания метаданных без согласия пользователей, они по-прежнему остаются функцией, без которой современные потребители не могут жить.

Разница между GPS и технологиями определения местоположения по Wi-Fi

Основное различие между технологиями определения местоположения GPS и Wi-Fi заключается в методе сбора данных о местоположении.GPS использует спутники, которые вращаются вокруг Земли, для триангуляции местоположения пользователя, тогда как технология определения местоположения Wi-Fi использует относительную мощность сигнала сети, собранную в точках доступа к сети.

У каждой технологии есть свои плюсы и минусы. Давайте сейчас исследуем некоторые из них.

Определение местоположения по GPS

Глобальная система позиционирования (GPS) — это государственная навигационная система, работающая с использованием радиоволн. Чтобы правильно использовать GPS, вы должны находиться в зоне прямой видимости как минимум с четырьмя спутниками GPS.Такие объекты, как горы, облака, здания и деревья снижают ваши шансы на установление успешного GPS-соединения.

Некоторые факты о GPS

  • Сеть GPS состоит из примерно 30 отдельных спутников, вращающихся вокруг Земли.
  • Точность определения местоположения для большинства устройств составляет от 10 до 100 метров.
  • С помощью специального военного оборудования местоположение можно определить в пределах одного метра.
  • Средняя точность GPS находится в пределах 4 метров (13 футов).

Минусы GPS

Низкая точность

Хотя GPS может определить местонахождение вас в любой точке планеты, независимо от того, насколько удаленно, это не самая точная технология определения местоположения. В зависимости от используемого устройства точность определения местоположения может достигать только 4 метров или около 13 футов.

Но точность GPS еще больше ограничивается, когда пользователь находится в здании, окруженном зданиями, облаками или деревьями. Таким образом, GPS лучше всего работает на открытых участках с беспрепятственным обзором неба.

Технология Fairweather

Когда небо облачно, GPS тоже. Без четкого обзора неба атмосферные помехи значительно затрудняют поиск пользователей. Вот почему определение местоположения людей в зданиях с помощью GPS неэффективно. Из-за этого упущения в использовании все меньше устройств PERS полагается на GPS для определения местоположения пользователей.

Сотовая связь

Технология определения местоположения сотовой связи на самом деле является общим термином, который используется для описания нескольких технологий определения местоположения, включая методы на основе Wi-Fi и Sim.

Там, где нет GPS, кажется, что сотовая связь заполняет пробелы. Его возможности хорошо проявляются в густонаселенных районах, где более густо расположены вышки сотовой связи. Сотовые методы процветают в зданиях, городах и густонаселенных районах из-за того, как они используют краудсорсинговые данные Wi-Fi. Он может найти конкретное устройство в зависимости от его удаленности от множества точек доступа к сети.

Еще одним преимуществом сотовой модели является ее точность определения местоположения пользователя в зданиях и зонах с сетевым покрытием.Эта технология способна определять местонахождение пользователя в пределах нескольких футов, что приводит к гораздо более эффективным действиям аварийно-спасательных служб.

Минусы сотовой связи

Покрытие сети

Самая большая ошибка, связанная с технологией определения местоположения сотовой связи, — это географический охват. Для абонентов из сельской местности или людей, которые уезжают из дома, сотовые сети не всегда являются надежным союзником.

Пока остаются в силе 4G и LTE, так будет и дальше.Однако восход 5G может значительно улучшить покрытие сети в недостаточно обслуживаемых районах, хотя и не идеально.

Стоимость

GPS — это бесплатная услуга, предоставляемая правительством США с момента ее публичного выпуска в 1980-х годах. С другой стороны, местоположение сотовой связи зависит от подписки на конкретную сетевую услугу. Хотя это не дорого, более высокая точность определения местоположения и покрытие пригородов имеют свою цену.

Здоровый компромисс

Поскольку GPS является бесплатным и большинству абонентов необходимы возможности сотовой связи, многие устройства mPER имеют как GPS, так и функции сотовой связи, чтобы обеспечить возможность определения местоположения в любом сценарии.Это здоровый компромисс, поскольку каждая технология определения местоположения имеет свои уникальные преимущества. Хорошее устройство mPERS должно обеспечивать каждую из этих технологий, чтобы помощь была доставлена ​​как можно быстрее, когда в ней возникнет необходимость.

Технологии обнаружения в устройствах PERS

Персональные системы экстренного реагирования (PERS) специально разработаны для обеспечения экстренного контакта с людьми, живущими в условиях повышенного риска. Пожилые люди являются наиболее частой целевой аудиторией для компаний PERS, потому что они часто живут одни и подвержены риску падений и других травм.

Две технологии определения местоположения часто используются в устройствах PERS, но каждая имеет свои преимущества для людей в разных жизненных ситуациях.

Технология GPS в устройствах PERS

Поскольку пожилые абоненты проводят большую часть своих дней дома, технология GPS не помогает службам экстренной помощи определить, на каком этаже или в какой комнате здания они находятся. Когда дело доходит до оказания неотложной медицинской помощи абонентам, это драгоценные минуты, которые нельзя тратить зря.

Однако в сельской местности, где мощность сети не так высока и где нет сильных помех сигналам, технология GPS затмевает определение местоположения по Wi-Fi.

Технология сотовой связи (WiFi) в устройствах PERS

Поскольку большинство пожилых людей проводят время в помещении и в пригороде, сотовая связь стала основной технологией определения местоположения в современных устройствах PERS. А с приближением рассвета 5G плотность сети только улучшит функциональность технологии определения местоположения сотовой связи.

Если сеть настроена правильно, технология определения местоположения Wi-Fi может точно определить местоположение пользователя PERS на конкретном этаже и комнате здания, что ускоряет поиск абонента, чем когда-либо прежде.

––––––––––––––––––––––––––––––––

Узнайте о будущем технологий локации

Полную стенограмму читайте ЗДЕСЬ

GPS-слежение и COVID-19: техническое руководство

Что такое спутниковая навигация?

Многие из нас использовали спутниковую навигацию («SatNav») для передвижения в незнакомой местности, но как она работает?

Спутники вращаются вокруг Земли на высоте около 20 000 км (~ 12 000 миль) над уровнем моря, хотя точная высота зависит от системы.Орбиты этих спутников жестко контролируются, что гарантирует, что спутникам нужно 12 часов, чтобы облететь Землю, совершить две орбиты за 24-часовой период и обеспечить постоянную видимость нескольких спутников в любой точке Земли.

По мере того, как эти спутники вращаются по орбите, они транслируют свое местоположение, текущую дату и время, измеряемые бортовыми атомными часами {t1}. Эти радиопередачи перемещаются в космосе со скоростью света; почти 300 000 км / сек (~ 180 000 миль / сек).

Когда устройство на Земле принимает сигнал, оно записывает точное время получения {t2} и использует алгебру, впервые переданную Галилео Галилею, для расчета расстояния до спутника:

расстояние = скорость x время

Расстояние = Скорость света x (t2 — t1) дает нам относительное расстояние устройства до спутника.Как только он вычислит расстояние от четырех спутников, он может вычислить свое положение на поверхности с помощью простой геометрии.

Однако

GPS — это всего лишь одна спутниковая навигационная система — существует несколько общедоступных систем, и последние реализации приемников спутниковой навигации могут «прослушивать» несколько источников одновременно. Это позволяет системам спутниковой навигации получить более быстрое «исправление».

  • GPS («Глобальная система позиционирования») — система, состоящая из ~ 30 спутников, которая стала общедоступной в 1994 году и «объявлена ​​действующей» в 1995 году.
  • ГЛОНАСС («Глобальная навигационная спутниковая система») — система из ~ 25 спутников, которая в настоящее время подвергается большой модернизации, но в остальном функционирует.
  • Galileo — система из ~ 24 спутников, которая еще не полностью функционирует.
  • BeiDou Navigation Satellite System («БДС») — система из ~ 35 спутников.

Как его можно использовать для отслеживания?

Любой, кто использовал приложение SatNav на своем смартфоне, увидит нечто очень похожее на то, как будет работать приложение COVID-19 SatNav; устройство / приложение будет записывать ваши движения в виде широты / долготы — необработанного местоположения на поверхности Земли — а также записывать вашу высоту по вертикали над уровнем моря, направление движения и скорость.

Важно отметить, что спутниковая навигация полностью осуществляется на принимающем устройстве, двусторонняя связь с самими спутниками отсутствует. Это означает, что фактическая реализация отслеживания зависит от приложения, а не от самой спутниковой технологии.

Насколько это точно?

Как и все радиосигналы, на спутниковую навигацию сильно влияют помехи и фоновый шум, намеренные или непреднамеренные. Это также линия прямой видимости, то есть вы должны иметь возможность «видеть» спутник.Здания и другие сооружения могут серьезно мешать работе спутниковой навигации, поскольку спутниковые сигналы легко отражаются от поверхностей, что добавляет дополнительное время (и, следовательно, увеличивает измеренное расстояние), или такие конструкции могут полностью блокировать сигналы.

GPS | Национальное географическое общество

Глобальная система позиционирования (GPS) — это сеть спутников и приемных устройств, используемых для определения местоположения чего-либо на Земле. Некоторые приемники GPS настолько точны, что могут определить свое местоположение с точностью до 1 сантиметра (0.4 дюйма). Приемники GPS определяют местоположение по широте, долготе и высоте. Они также показывают точное время.

GPS включает 24 спутника, которые вращаются вокруг Земли по точным орбитам. Каждый спутник совершает полный оборот вокруг Земли каждые 12 часов. Эти спутники постоянно посылают радиосигналы.

Приемники

GPS запрограммированы на получение информации о том, где находится каждый спутник в любой момент времени. Приемник GPS определяет свое местоположение, измеряя время, которое требуется для того, чтобы сигнал достиг его местоположения, по крайней мере, от четырех спутников.Поскольку радиоволны распространяются с постоянной скоростью, приемник может использовать измерения времени для расчета своего расстояния от каждого спутника.

Использование нескольких спутников повышает точность данных GPS. Если приемник GPS вычисляет свое расстояние только от одного спутника, это может быть именно такое расстояние от спутника в любом направлении. Думайте о спутнике как о фонарике. Когда вы посветите им на землю, вы получите круг света. С одним спутником приемник GPS может быть где угодно в этом круге света.С еще двумя спутниками есть еще два круга. Эти три круга пересекаются или пересекаются только в одном месте. Это местоположение приемника GPS. Такой способ определения местоположения называется трилатерацией.

Самолеты, корабли, подводные лодки, поезда и космический челнок — все используют GPS для навигации. Многие люди используют приемники при вождении автомобилей. Приемник GPS отображает постоянно меняющееся местоположение автомобиля на электронной карте. На карте указаны направления к месту назначения человека. И местоположение, и автомобиль нанесены на карту с использованием спутниковых данных.Некоторые туристы используют GPS, чтобы помочь им сориентироваться, особенно когда они не идут по размеченным тропам.

Иногда возникают препятствия для получения четкого сигнала GPS. Гравитация может немного сбить спутники GPS с орбиты. Части атмосферы Земли иногда искажают спутниковые радиосигналы. Деревья, здания и другие сооружения также могут блокировать радиоволны. Станции GPS-контроля и мониторинга по всему миру отслеживают спутники и постоянно контролируют их сигналы. Затем они вычисляют поправки, которые передаются на приемники GPS.Эти поправки делают GPS намного точнее.

Первоначальная система GPS была разработана военными США. Первый экспериментальный спутник был запущен в 1978 году. К 1994 году 24 спутника GPS находились на орбите Земли. Сначала GPS, доступный для гражданского или невоенного использования, был не очень точным. Он будет определять местонахождение приемника GPS только в пределах 300 метров (1000 футов). Сегодня точный сигнал предоставляется бесплатно и доступен любому, у кого есть GPS-приемник.

GPS американский. В России есть собственная версия системы GPS, которая называется ГЛОНАСС (Глобальная орбитальная навигационная спутниковая система).Китай и Европейский Союз в настоящее время создают собственные системы.

Отслеживание дикой природы | Журнал Wildlife Junior

В течение многих лет единственным способом отслеживания дикой природы было просто следить и наблюдать за движением и повадками животного или поймать животное и поставить на него метку и надеяться, что когда-нибудь в будущем это же животное будет снова поймано. Сегодня у ученых есть новые инструменты, которые помогают им определять, как животные передвигаются и как они используют окружающую среду.

Слежение с помощью технологии

Технология радио слежения может помочь точно определить, где находится животное в любой момент времени, и часто то, что это животное делает! Используя данные, собранные с помощью устройств слежения, ученые могут определять повседневные передвижения животного, размер ареала обитания животного, какие другие животные разделяют ареал обитания животного, а также типы среды обитания, которые использует животное. Анализируя все эти данные, ученые могут изучить новые способы помочь контролировать популяции животных, определить, какое влияние развитие может оказать на популяцию животных, и определить, достаточно ли особей определенного вида в районе для воспроизводства.

Сегодня используются три типа систем радиослежения. VHF Radio Tracking , Satellite Tracking and Global Positioning System (GPS) Tracking .

VHF Radio Tracking

Ученые используют VHF радио слежение с 1963 года. Чтобы использовать VHF Radio Tracking, на животное помещают радиопередатчик. Обычно животное сначала успокаивают. Пока животное спит, ученые собирают информацию о здоровье и состоянии животного.

Как только радиопередатчик помещен на животное, оно начинает передавать сигнал на радиоантенну и приемник. Чтобы определить местонахождение животного с помощью радиослежения в диапазоне УКВ, ученые должны находиться достаточно близко к животному с радиоантенной, чтобы они могли уловить сигнал от радиопередатчика на животном.

Работает так же, как автомобильное радио! Когда радиостанция посылает сигнал, радиоантенна на машине улавливает сигнал, а радиоприемник, настроенный на канал этой радиостанции, превращает этот сигнал в музыку, разговор или что-то еще, что транслирует радиостанция!

Ученые, используя антенну и приемник, могут затем определить местонахождение животного с самолета в воздухе, из транспортного средства или пешком по земле, следуя радиосигналу.

Радиопередатчики раньше были довольно большими и использовались только на более крупных животных, но усовершенствования в технологии позволили ученым создать передатчики гораздо меньшего размера, которые можно было прикрепить к маленьким животным. Они даже делают передатчики, которые могут проглотить животное или поместить под кожу животного!

Слежение за спутниками

Слежение за спутниками похоже на слежение за УКВ-радио, но вместо того, чтобы отправлять радиосигнал на радиоприемник, сигнал отправляется на спутник.Благодаря спутниковому слежению ученым не нужно находиться рядом с животным, чтобы уловить его сигнал. Они могут отслеживать животное с помощью компьютера! Эта черепаха логгерхед направляется в море, но ученые смогут отслеживать ее движения с помощью сигнала, который передатчик на ее спине посылает на спутник. Так гораздо проще выследить головореза, чем плыть за ним!

GPS-слежение

GPS-слежение — это новейшая технология, используемая для слежения за дикой природой.При GPS-слежении на животное ставят радиоприемник, а не передатчик. Радиоприемник принимает сигналы со специальных спутников. В приемнике есть компьютер, который затем вычисляет местоположение и перемещение животного. Данные, собранные приемником, затем отправляются на другой набор спутников. Затем второй набор спутников отправляет данные ученым.

Отслеживание мелких животных с помощью этих технологий раньше было затруднительным из-за больших размеров передатчиков. Сегодня ученые работают над тем, как сделать устройства слежения меньше.Теперь есть GPS-приемники, работающие на солнечной энергии и достаточно маленькие, чтобы их можно было прикрепить к птице!

Чтобы узнать больше о животных и их поведении, ученые используют комбинацию методов, включая: наблюдение за животными в поле и в неволе, исследования в лаборатории, а также отслеживание и мониторинг с помощью технологий. Эти и другие методы помогают ученым лучше понять, что нужно животному для процветания в окружающей среде.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.